Отдельные судебные акты по спорам о защите чести и достоинства

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

 

25 июля 2014 года                                                                                                     город Москва

 

Тверской районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Стеклиева А.В., при секретаре Сафарян А.Г., с участием: истца М-ва А.А., представителя ответчика Гришиной Е.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-4342/2014 по иску М-ва А.А. к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда,

 

УСТАНОВИЛ:

 

М-в А.А. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда в размере 5 ООО ООО руб. В обоснование своих требований истец указывает, что он был незаконно привлечен к уголовной ответственности, а именно: 06 ноября 2012 года в отношении него было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 268 УК РФ. В связи с возбуждением уголовного дела М-в А.А. привлекался к проведению следственных действий. 23 апреля 2013 года в отношении М-ва А.А. была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. 26 ноября 2013 года Ясненским районным судом Оренбургской области в отношении М-ва А.А. постановлен оправдательный приговор, который 20 февраля 2014 года вступил в законную силу.

Как указывает истец, в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности он испытывал нравственные страдания и ему был причинен моральный вред.

Истец М-в А.А., в судебное заседание явился, исковые требования поддержал в полном объеме по доводам указанным в исковом заявлении.

Представитель Министерства финансов РФ - Г-а Е.С., действующая на основании доверенности, в судебное заседание явилась, представила письменные возражения на исковое заявление, в соответствии с которыми полагала необходимым разрешить дело с учетом принципа разумности и справедливости компенсации морального вреда.

  Исследовав письменные материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

В соответствий с ч. 1 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения    административного   взыскания    в  виде    ареста   или исправительных работ, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В отношении лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, такой порядок определен Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (ст.ст. 133 - 139, 397 и 399).

Исходя из содержания данных статей, право на компенсацию
морального вреда, причиненного незаконными действиями органов
уголовного преследования, возникает только при наличии
реабилитирующих оснований (вынесение в отношении подсудимого
оправдательного приговора, а в отношении подозреваемого или
обвиняемого - прекращение уголовного преследования). При этом
установлено, что иски за причиненный моральный вред в денежном
выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства (ст.
6 УПК РФ).                                                                              1

В силу ч. 1 ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

На основании абзаца 3 ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

В ходе рассмотрения дела установлено, что приговором Ясненского районного суда Оренбургской области от 26 ноября 2013 года М-в А. А. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч, 3 ст. 268 УК РФ, по основанию предусмотренному ч. 2 п. 3 ст. 302 УПК РФ (в деянии подсудимого отсутствует состав преступления). За М-вым А.А. признано право на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Оренбургского областного суда от 20 февраля 2014 года приговор Ясненского районного суда Оренбургской области от 26 ноября 2013 года оставлен без изменения. В резолютивную часть приговора внесено уточнение и указано, что М-в А.А. оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 268 УК РФ.

Как указывает истец, незаконным привлечением к уголовной ответственности ему были причинены нравственные страдания, отразившиеся на состояний его здоровья, что подтверждается представленными медицинскими документами, из которых усматривается, что М-в А.А. обращался за медицинской помощью в связи с ухудшением состояния здоровья на фоне стрессов.

При указанных обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что необоснованным уголовным преследованием по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 268 УК РФ, истцу причинен моральный вред, компенсация которого подлежит взысканию с Министерства финансов РФ за счет средств Казны РФ.

Согласно ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшем}' физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Учитывая обстоятельства привлечения М-ва А.А. к уголовной ответственности, категорию преступления, в котором он обвинялся и был оправдан, степень нравственных страданий, причиненных ему незаконным уголовным преследованием, данные о личности истца, конкретные обстоятельстве настоящего дела, а также принимая во внимание требования разумности и справедливости, суд считает, что с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда в размере 180 000 рублей.

Данная денежная сумма подлежит взысканию в пользу истца за счет Казны Российской Федерации, поскольку уголовное и уголовно-процессуальное законодательство находятся в исключительном ведении Российской Федерации (ст. 71 Конституции РФ), а следственные и судебные органы, а также органы прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве, действуют от имени Российской Федерации в целом, в связи с чем финансовое обеспечение выплаты компенсации морального вреда в настоящем случае является расходным обязательством Российской Федерации.

В силу ст. 151 ГК РФ только суду предоставлено право оценивать степень физических и нравственных страданий. Сам по себе моральный вред является нематериальной категорией, несмотря на то, что его компенсация определяется в денежном выражении, в связи с чем суд отказывает истцу в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда в большем размере.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ,

суд

 

РЕШИЛ:

Взыскать с Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации в пользу М-ва А.А. в счет компенсации морального вреда 180 ООО рублей 00 копеек.

В остальной части иска отказать.

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Апелляционная  жалоба  подается  через  канцелярию  Тверского районного суда г. Москвы.

 

Судья                                                                                             А.В. Стеклиев

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

2(1)-633/2013.

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации

 

28 ноября 2013 г.                                                                              г.Бузулук.

 

Бузулукский районный суд Оренбургской области в составе: председательствующего судьи Сафроновой Е.Н., при секретаре Зиннуровой С.Н.,

с участием представителя истца адвоката Р-й Р.М., ответчиков А-а А.А., К-а А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску А-вой Н.И. к редакции газеты «Бузулукские новости», ООО «Пульс», А-у А.А, К-у А.Н. о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда,

 

УСТАНОВИЛ:

 

А-ва Н.И. обратилась в суд с иском к редакции газеты «Бузулукские новости», ООО «Пульс», А-ву А.А., К-ву А.Н. о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда.

В обоснование исковых требований утверждала, что является начальником Следственного отдела МО МВД России «Бузулукский», практически всю свою сознательную жизнь посвятила службе в милиции и следственных органах. Свою работу выполняла честно и добросовестно, за что неоднократно поощрялась почетными грамотами, ценными подарками, дважды её фотография была вывешена на Доске Почета СУ МВД России, ей присвоено почетное звание «Заслуженный юрист», награждена медалью «За доблесть службе». Она известный и уважаемый человек не только в городе Бузулуке, но и в Оренбургской области.

С сентября 2010 года . газета «Бузулукские новости», выпускаемая тиражом 4000 экземпляров, стала распространять про нее не соответствующие действительности сведения, которые порочат ее доброе имя, честь, достоинство и деловую репутацию, указывая на непрофессионализм, совершение должностных преступлений, злоупотребление служебными полномочиями, преступный сговор с лицами, совершившими преступление, коррупцию.

В статьях под авторством редактора газеты А.А. А-ва, в интервью правозащитника А.Н. К-ва, в статьях под авторством других лиц, фамилии которых вымышлены, которые якобы высказывали мнения по расследованию уголовных дел, она лично, как руководитель, и, возглавляемый ею следственный отдел, в оскорбительно-унизительной форме обвиняются в непрофессионализме, совершении должностных преступлений.

В целом статьи носят клеветнический характер, направлены на подрыв её делового авторитета, умаляют её честь и достоинство. Сведения, изложенные в статьях, создают у читателей впечатление о её нечестном поведении. Публикации с высокой степенью вероятности дают читателям основания полагать, что такое преступное бездействие и противозаконное поведение обусловлено коррупционной направленностью, что она является преступником и позорит полицию. Все это  причиняет ей глубокие  нравственные и физические переживания, влекущие ухудшение состояния здоровья.

Просила суд признать не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию сведения о бездействии, коррумпированности, нарушении ею уголовного и уголовно-процессуального законодательства РФ в процессе осуществления профессиональной деятельности, совершения должностных преступлений, опубликованные в газете «Бузулукские новости» от 16-30 апреля 2010 года, от 16-30 сентября 2010 года, от 16-28 февраля года, от 16-31 января 2012 года, от 16-31 мая 2012 года, от 16-31 августа года, от 16-31 октября 2012 года. Обязать ответчиков опубликовать опровержение, взыскать компенсацию морального вреда с К-ва А.Н. 500 000 руб., с редакции газеты ООО «Пульс» и А-ва А.А. 2 000 000 руб.

В ходе рассмотрения дела по существу истица А-ва Н.И. уточнила предмет заявленных требований, наименование газетных публикаций, в тексте которых, по её мнению, содержится информация, унижающая честь, достоинство и деловую репутацию. Кроме того, указала, что статьи размещены ответчиками еще и в сети Интернет, в связи с чем, просила суд признать не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию сведения о бездействии, коррумпированности и нарушении ею уголовно-процессуального законодательства РФ в процессе осуществления её профессиональной деятельности и уголовного законодательства в части совершения должностных преступлений, размещенные в газете «Бузулукские новости» и в сети Интернет.

Ответчики А-в А.А., К-в А.Н. иск не признали, утверждая, что сведения о допущенных при расследовании уголовных дел нарушений УПК РФ, волоките, должностных преступлениях, злоупотреблениях служебными полномочиями, непрофессионализме начальника следственного отдела МО МВД России «Бузулукский» соответствуют действительности, что они намерены доказать суду. Кроме того, А-ва Н.И., являясь представителем властных структур не занимается какой-либо предпринимательской деятельностью, не является участником делового оборота, следовательно, не является носителем деловой репутации. А потому, не вправе требовать её защиты в суде. Указали на то, что в иске А-ва Н.И. приводит только части предложений, которые якобы опубликованы в газете «Бузулукские новости». Предложения, указанные ею в иске, являются существенно искаженными по содержанию и по смыслу, и не соответствуют тому, что напечатано в газете. Из цитат, опубликованных в газете «Бузулукские новости» истица умышленно исключила все вводные слова, выражающие оценку говорящим степени достоверности сообщаемого. В результате получилось то, что их предложения, выражающие оценочные суждения, стали выражать утверждение сказанного. Своего сайта в сети Интернет газета не имеет, и они не распространяли какие-либо сведения в сети Интернет.

В ходе рассмотрения дела по существу представитель истца А-вой Н.И., адвокат Р-а P.M., действующая на основании доверенности от 01 марта 2013 года и ордера № 62-М от 19 марта 2013 года, имеющая на то соответствующие полномочия, отказалась от исковых требований в части признания не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию А-вой Н.И. сведений о бездействии, коррумпированности и нарушении уголовно-процессуального    законодательства РФ в процессе осуществления профессиональной деятельности и уголовного законодательства в части совершения должностных преступлений, размещенные в сети Интернет и возложении обязанности опровергнуть эти сведения путем размещения соответствующего сообщения. Отказ принят судом. Производство по делу в этой части иска прекращено определением суда от 27 ноября 2013 года.

Кроме того, в ходе рассмотрения дела по существу, истица А-ва Н.И. уточнила предмет заявленных ранее требований и просила суд:

Признать не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию, сведения о бездействии, коррумпированности и нарушении ею уголовно-процессуального законодательства РФ в процессе осуществления своей профессиональной деятельности и уголовного законодательства в части совершения должностных преступлений, опубликованные в газете «Бузулукские новости» от 16-30 апреля 2010 года, 16-30 сентября 2010 года, 16-28 февраля 2011 года, от 16-31 января 2012 года, от 16-31 мая 2012 года, от 16-31 августа 2012 года, от 16-31 октября 2012 года в 15 статьях.

Обязать редакцию газеты «Бузулукские новости», в порядке, предусмотренном ст. 44 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», в течении 2-х недель, с момента вступления решения в законную силу опубликовать опровержение следующего содержания:

«В газете «Бузулукские новости» от 16-30 апреля 2010 года, от 16-30 сентября 2010 года, от 16-28 февраля 2011 года, от 16-31 января 2012 года, от 16-31 мая 2012 года, от 16-31 августа 2012 года, от 16-31 октября 2012 года опубликованы статьи под заголовками ««Эффект» должностного преступления», «На кого работает следственный отдел, если ради прекращения уголовного дела его сотрудники совершают должностные преступления?», «Следственный отдел надо разогнать...», «Из-за раздолбайства следователей остаются безнаказанными преступники», «Следователя - к уголовной ответственности», ««Бизнес» на законе?», «Полковника полиции А-ву подозревают в преступлении», «Преступников оставили без наказания...», «Кому повесят медаль?», «Криминальное гнездо в Бузулукской полиции? Следственный отдел, возглавляемый Н. А-вой, как считают бузулучане,  погряз  в  коррупции»,  «А-ва -  позор  российской  полиции!»,

«Переаттестованные» коррупционеры?», «Медаль за ... должностное преступление?», ««Лучший» отдел по... фальсификации отчетности?», «Бузулукская полиция скрыла теракты».

В статьях изложена ложная информация о совершении начальником Следственного отдела Н. А-вой должностных преступлений коррупционной направленности, попустительстве, непрофессионализме и умышленном бездействии, как руководителем следственного органа, повлекшие рост преступности и избежание преступниками уголовной ответственности.

Сведения, изложенные в указанных статьях, признаны судом не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию начальника Следственного отдела МО МВД России «Бузулукский» Н.А-вой. Статьи носят клеветнический характер и направлены на подрыв делового авторитета начальника Следственного отдела МО МВД России «Бузулукский» Н. А-вой, ущемлению её чести, достоинства и деловой репутации».

- Взыскать компенсацию морального вреда с К-ва А.Н. 500 000 рублей, с редакции газеты «Бузулукские новости», ООО «Пульс» и А-ва А.А. 2 ООО ООО рублей.

Для участия в судебном заседании истица А-ва Н.И. не явилась, просила суд рассмотреть иск в её отсутствие.

Представитель истца адвокат Р-а P.M. поддержала заявленные требования, просила суд удовлетворить иск в полном объеме.

Ответчики иск не признали по основаниям, изложенным в отзыве.

Выслушав Р-ву P.M., А-ва А.А., К-ва Н.А., исследовав материалы дела, суд считает, что исковые требования истца являются частично обоснованными и, в связи с этим, подлежат частичному удовлетворению.

В соответствии с положениями ст. 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова; никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них; каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

Осуществление указанных прав находится в неразрывном нормативном единстве с положениями ч.З ст. 17 Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, и с положениями ч.1 ст. 21 Конституции Российской Федерации, согласно которой достоинство личности охраняется государством, и ничто не может быть основанием для его умаления. Каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени.

Согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права, и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Применительно к свободе массовой информации на территории Российской Федерации действует статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с частью 1 которой каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Право на свободу выражения своего мнения, предусмотренные статьей 10 Конвенции, распространяется не только на «информацию» и «мнения» воспринимаемые положительно, считающиеся неоскорбительными или рассматриваемые как нечто нейтральное, но и на оскорбительные, шокирующие или причиняющие "беспокойство. Указанное является требованием плюрализма мнений, терпимости и либерализма, без которых бы не существовало «демократического общества».

Вместе с тем, в части 2 статьи 10 названной Конвенции указано, что осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

Пресса выполняет существенную функцию в демократическом обществе. Несмотря на то, что пресса не должна переступать через определенные пределы, в частности, касаясь репутации и прав других лиц, а также необходимости предотвращения разглашения конфиденциальной информации, тем не менее основной её задачей является распространение - способом, согласующимся с её обязательствами и ответственностью, - информации и идей по всем вопросам, вызывающим общественный интерес. Журналистская свобода распространяется на возможное использование в определенной степени преувеличений или даже провокации.

Статья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Исходя из правовой позиции, изложенной в п. п. 7, 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом. В соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующим каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющее место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить,  и   оценочные   суждения,   мнения,   убеждения, которые   не являются   предметом

судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Согласно п.*2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.08.92 г. N 11 "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 г. №3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" в силу ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются факт распространения сведений, порочащий характер этих сведений, несоответствие их действительности.

При этом под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловой репутации граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой

информации, распространение в сети Интернет, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

Порочащими являются также не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов, которые умоляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умоляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во времени, к которому относится оспариваемые сведения.

Разногласия во мнениях граждан по оценке своих поступков и поступков иных лиц не подпадает под понятие "распространение порочащих (т.е. не соответствующих действительности) сведений".

Оценочные суждения не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов, не могут быть проверены на предмет их соответствия действительности.

Проверяя распространенную информацию на достоверность, суд устанавливает распространение сведений в форме утверждения о фактах, но не мнения, поскольку, как неоднократно утверждает Европейский суд, указанные понятия должны различаться между собой.

Как указывает Европейский Суд, пресса играет существенную роль в демократическом обществе. Хотя она не должна выходить за определенные рамки, особенно, если это касается репутации и прав иных лиц, ее обязанность, тем не менее, заключается в распространении - способом, совместимым с ее обязанностями и ответственностью, - информации и идей по всем вопросам, представляющим всеобщий интерес.

Не только у прессы есть задача распространять подобную информацию и мнения: общество имеет право на получение указанных сведений. В противном случае пресса не могла бы исполнять свою крайне важную роль "публичного контролера".

Вместе с тем, Европейский Суд напоминает, что критерий "необходимости в демократическом обществе" требует от него установить, отвечало ли обжалуемое "вмешательство" "настоятельной общественной необходимости", было ли оно соразмерно преследуемой законной цели и были ли доводы, приведенные национальными властями в его обоснование, относимыми и достаточными.

В своей практике Европейский Суд делает различие между утверждениями о факте и оценочными суждениями. В то время как существование фактов может быть доказано,   достоверность   оценочных   суждений   доказыванию   не   подлежит.

Требование доказать достоверность оценочного суждения неисполнимо, и оно само  по себе нарушает свободу выражения мнения, которая является основополагающей  составной частью права, предусмотренного статьей 10 Конвенции.

Европейский Суд также указывает, что, даже если высказывание представляет собой оценочное суждение, соразмерность вмешательства может зависеть от того,  имеется ли у данного высказывания достаточная фактическая основа, потому что даже оценочное суждение без какой-либо фактической основы, подкрепляющей его, может оказаться чрезмерным.

Кроме этого, Европейский Суд указывает, что выражение и публикация мнения, должны быть умеренными, и не должны преследовать единственную цель- оскорбление, поэтому необходимо проводить четкое разграничение между критикой и оскорблением.

Таким образом, Европейский суд по правам человека по вопросам, связанным с выражением мнения в средствах массовой информации, придерживается следующих критериев оценки суждений, выражающих мнение авторов публикаций:

-        наличие у оценочного суждения фактического основания;

-        степень грубости и провокативности формы высказывания оценочного суждения, наличие преднамеренной неосмотрительности автора при выборе конкретных выражений и высказываний;

-        нарушают ли действия якобы совершенные подвергшимся публичной критике лицом, действующего законодательства страны, в которой рассматривается дело в первой инстанции.

При разрешении споров о защите чести достоинства и деловой репутации в отношении политических деятелей, государственных должностных лиц должны учитываться также положения «Декларации о свободе политических дискуссий в СМИ», «Конвенции о защите прав человека и основных свобод», позиция Европейского Суда по правам человека.

В соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической

дискуссии, строгого контроля и жесткой критики, в частности посредством СМИ. Государственные должностные лица также могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Согласно позиции Европейского Суда, сформулированной в решениях по  конкретным дела, границы допустимой критики в отношении государственного   служащего, осуществляющего свои властные полномочия, могут быть шире, чем пределы критики в отношении частного лица, поскольку первый неизбежно и  сознательно открывает себя для тщательного наблюдения за каждым своим словом и поступком  со стороны журналистов и большей части общества и, следовательно, он должен проявлять большую степень терпимости.

   Содержания всех указанных газетных статей свидетельствуют, что в их основу положены сведения, связанные с проведением предварительного расследования по двум уголовным делам № 12/1582-2005, совершенного в отношении семьи Д-вых 12 октября 2005 года на ул. Весенняя г. Бузулуке и уголовного дела № 12/458-2006   по расследованию преступления,   связанного с 'хищением товарно-материальных ценностей в здании ОАО «Бузулукагроснаб» 12 марта 2006 года. Расследованием данных дел занимались следователи СО МО МВД России «Бузулукский», руководимым Н.И. А-вой.

В рассматриваемых судом статьях, опубликованных в газете «Бузулукские новости», содержатся сведения об А-вой Н.И., ее деятельности и о ее личных, деловых и моральных качествах. Высказывания, содержащие эти сведения можно разделить на 2 группы.'

Первую группу представляют высказывания, прямо соотносящиеся в контексте с именем А-вой Н.И. и или номинацией (называнием) ее по занимаемой должности (начальник следственного отдела).

Вторую группу составляют высказывания, имеющие обобщенный характер, и относящиеся к полиции, следователям, следственному отделу Бузулукской полиции в целом. Эти высказывания также содержат сведения об А-вой Н.И., ее деятельности и о ее личных, деловых и моральных качествах, так как данные сведения относятся к объектам некоторого класса (Бузулукским полицейским и следователям), а Адалбаева Н.И. входит в этот класс, поскольку она является полицейским и начальником Следственного отдела.

Таким образом, рассматриваемые материалы в той или иной степени касаются А-вой Н.И., ее профессиональной деятельности и моральных качеств.

В анализируемых печатных материалах сведения об А-вой Н.И. выражены в форме утверждения о факте, предположения, мнения, оценочного суждения, вопроса.

Истица А-ва Н.И. является государственным служащим, являясь начальником Следственного отдела МО МВД России «Бузулукский», осуществляет властные полномочия» поэтому границы допустимой критики в отношении неё, могут быть шире, чем пределы критики в отношении частного лица, а высказываемые мнения о её работе не только положительного характера, но и оскорбительные, шокирующие или причиняющие беспокойство.

Опубликованные в газете «Бузулукский новости» мнения и оценочные суждения авторов статей об А-вой Н.И., хотя и носят оскорбительный характер, но это не может являться основанием для удовлетворения требований о

взыскании компенсации морального вреда.

Учитывая это, суд приходит к выводу, что в некоторых фразах из статей, опубликованных в газете «Бузулукские новости», содержатся высказывания ответчиков, которые являются личными субъективными мнениями, убеждениями, предположениями, субъективными отношениями авторов относительно А-вой Н.И. и её деятельности в должности начальника Следственного отдела, которые выражены ими с использованием определенной степени преувеличений и даже провокаций. Они не могут быть проверены судом на предмет соответствия их действительности. Так в газете:

-        №2 (419) от 16-30 апреля 2010 года в статье «Эффект» должностного преступления» (ответы К-ва А.Н. на вопрос А.А. А-ва):

1) «На данный момент преступниками является уже не тот кто бросил бутылки с зажигательной смесью в дом В. Д-ва, и даже не тот кто этот теракт заказал и организовал, а те, кто применил свои профессиональные знания и должностное положение для сокрытия теракта».

-        №2 (425) от 16-28 февраля 2011 года в статье    Авдотьи Гордеевой

«Полковника А-ву подозревают в преступлении»:

1) «Как такое количество нарушений уголовно-процессуального кодекса РФ могла допустить руководитель следственного органа Н. А-ва».

-        №1 (429) от 16-31 января 2012 года в статье «Преступников оставили  без наказания...» (ответы К-ва А.Н.):

1) «Полагаю, Н. А-ва поняла, что возникает ситуация, когда она может быть привлечена не только в качестве свидетеля по уголовному делу, но и как подозреваемое лицо. Подобная перспектива, считаю, заставила начальника следственного отдела ускорить закрытие уголовного дела и процесс уничтожения вещественных доказательств».

-        № от 16-30 сентября 2010 г. в статье Д.Тыртышова «Следователя - к уголовной ответственности», в статье Я.Берестова « «Бизнес» на законе?»:

1)      «Коль этого не сделано до сих пор, то, вполне возможно, беззаконие
совершалось с ведома начальника Следственного отдела Н. А-вой».

2)      «У меня давно сложилось впечатление, что Следственный отдел
Бузулукской милиции осуществляет свою деятельность в основном в интересах
преступников и криминальных структур. И на этом, как представляется, кто-то
делает свой «бизнес»...(«Бизнес» на законе?»).

- № 4 (432) от 16-31 августа 2012 года:

1)« А-ва - позор российской полиции!» автор Д. Солодовников.

«Считаю, именно из-за А-вой виновные лица ушли от уголовной ответственности (статья «А-ва - позор российской полиции!»).

Криминальное гнездо в Бузулукской полиции? Следственный отдел, возглавляемый Н. А-вой, как считают бузулучане, погряз в коррупции (заголовок и подзаголовок).

Такое может происходить, полагаю, только вследствие коррупции, прежде всего руководителя следственного отдела Н.А-вой («Переаттестованные коррупционеры?».

-от 16-31 октября 2012 года:

1) Умышленное бездействие полиции связано с тем, что она сама, как считают бузулукские правозащитники, причастна к совершению терактов («Бузулукская полиция скрыла теракты»).

Оценочные суждения, мнения, убеждения авторов, содержащиеся в
вышеуказанных статьях, не могут быть проверены на предмет соответствия их
действительности, являются выражением субъективного мнения и взглядов
ответчиков, а потому не могут являться предметом судебной защиты в порядке
ст. 152 ГКРФ.     *        —     

При этом, суд не усматривает превышение авторами предела допустимой степени преувеличения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований А-вой Н.И., в этой части суд исходит из того, что и содержание, и общий контекст информации, а также целевое назначение соответствующих статьей ответчиков, оспариваемых ею, указывают на субъективно-оценочный характер оспариваемых высказываний, являющихся реализацией права на свободу слова, которое в соответствии с Конституцией РФ включает в себя свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей, гарантируемую государством возможность беспрепятственно выражать свое мнение и убеждение по самым различным вопросам общественного, государственного и иного характера, что не противоречит содержанию Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Россией.

Мнения и убеждения авторов оспариваемых фраз по отношению к истцу недоступны для непосредственной проверки со стороны других лиц, поскольку оценки, мнения, являются категорией субъективного характера и неразрывно связаны с отдельной личностью, вследствие чего требования о подтверждении их достоверности нереализуемо. Вследствие изложенного, оспариваемые истцом суждения не могут определяться, как порочащее деловую репутацию А-вой Н.И., несмотря на то, что информация является негативной.

По этим же основаниям, а также в связи с тем, что некоторые сведения, изложенные в форме утверждений и оценочных суждений в газете «Бузулукские новости» касаются не лично А-вой Н.И., а руководителей и следователей следственного отдела Бузулукского ОВД, являющегося юридическим лицом и имеющего право на самостоятельное обращение в суд за защитой деловой репутации. Предъявлять иск в суд от имени юридического лица А-ва Н.И. не уполномочена.

Таким образом,     сведения   изложенные ниже, опубликованные   в   газете «Бузулукские новости», так же не подлежат проверке на предмет соответствия их действительности и не могут являться предметом судебной защиты. Это сведения, изложенные в газетах «Бузулукские новости»: - №2 (419) от 16-30 апреля 2010 года в статье «Эффект» должностного преступления» (ответы К-ва А.Н. на вопрос А.А-ва), о том, что:

«Теракт, совершённый по политическим мотивам следователи Бузулукского ОВД свели к хулиганскому поступку».

«Как таковое предварительное расследование фактически не проводилось прежде и не проводиться ныне. Следствие ведётся фиктивно, на бумаге».

«Чтобы не делать акцент на политическом мотиве совершения преступления, следователи умышленно начали разрабатывать версию хулиганского поступка».

«Замечу, что следователи и прокуроры гораздо опаснее для общества, чем хулиган с бутылкой с зажигательной смесью. Сотрудники милиции и прокуратуры профессионально готовы на любое преступление, поскольку их положение, количество и «качество» совершенных ими должностных преступлений гарантирует им защиту, о которой не может, даже во сне мечтать преступник!».

«Пока изучил только постановления - о приостановлении, возобновлении следственных действий; о назначении экспертизы; заключение эксперта. Судя по этим документам, можно говорить об огромных безобразиях, совершённых следователями и прокурорами в процессе так называемого предварительного расследования. Грязные выборы покрываются грязными способами ведения следствия! Я не удивился бы, если при таком явно предвзятом следствии подозреваемым в совершении поджога собственного дома и покушения на жизнь своих детей и жены остался бы ... В. Д-в!».

«Ни для кого не секрет, что милиция, прокуратура, суд - это службы, давно сросшиеся в своих меркантильных интересах. Подобный симбиоз позволяет покрывать любые должностные преступления, особенно экономического характера. Ведь не случайно следователь не назначил проведение ряда экспертиз, результаты которых должны быть в деле в обязательном порядке! В частности, по установлению отпечатков пальцев, потожировых следов на осколках бутылок. Сами осколки следовало склеить, дабы составить описание орудия преступления. Не проведена также баллистическая экспертиза. За пять лет, прошедших после совершения теракта, проведена всего лишь одна экспертиза - состава горючего в бутылках».

7) «По моему мнению, ни милиция, ни прокуратура не заинтересованы в таком исходе расследования. Ведь неспроста совершена череда явных нарушений процессуального характера. Причём не одним сотрудником: нарушения процессуального характера умышленно совершили два руководителя подразделений следственного органа, два начальника ОВД, два прокурора».

-        №2 (425) от 16-28 февраля 2011 года в статье Авдотьи Гордеевой «Полковника А-ву подозревают в преступлении» о том, что:

«При расследовании террористического акта следователи милиции сделали все, чтобы не выйти на след преступников».

«Выждав два месяца, следователь вынес постановление о приостановлении предварительного следствия неустановленные лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Впоследствии таких постановлений "наштамповали", как под копирку, аж 6! Все постановления можно воспринимать, как фальсификацию. Поскольку следователи умышленно не указали в материалах многие обстоятельства, которые наверняка позволили вычислить и заказчика, и исполнителей преступления».

 

«Следователи не опросили ряд свидетелей и лиц, которые являются потенциальными заказчиками совершения теракта, а также проигнорировали постановления прокурора».

«В ходе расследования не проведены некоторые экспертизы, которые следовало сделать в обязательном порядке. Следователи умышленно не извещали потерпевших о вынесении постановлений о прекращении (приостановлении) расследования уголовного дела и не разъясняли им права, согласно ч. 2 ст. 42 УПК РФ».

4) «Следственным отделом допускались нарушения закона, как представляется, в интересах организатора теракта. Не исключена коррупция».

-        №1 (429) от 16-31 января 2012 года в статье «Преступников оставили без наказания...» (ответы К-ва А.Н.):

1) Так называемые действия следователей, зафиксированные в материалах
уголовного дела, я считаю, имитацией расследования.

2) «Расследование не велось, была лишь его имитация».

3) «Следственный отдел изначально добивался, чтобы расследование было
приостановлено до тех пор, пока не истечет срок давности преступления. Тем не
менее, периодически приходилось возобновлять расследование. Как правило, после
очередной критической публикации в «Бузулукских новостях» и жалоб в
Генеральную прокуратуру РФ, Следственный комитет МВД РФ. Правда, ничего
существенного следователи не делали: добавляли в дело одно-два
малозначительных листа бумаги - и расследование вновь прекращали. Притом
каждый раз следователь умышленно не направлял постановления потерпевшему, тем самым, лишая его возможности обжалования их в суде».

4) «Следователь умышленно не задавал  им  вопросы,  дабы  исключить фиксирование сведений  в  протоколе, которые служили  бы доказательством причастности В. Рогожкина и И. Дикмана к совершению теракта».

- №3 (431) от 16-31 мая 2012 года в статье Федота Лиходеева «Кому повесят медаль?»:

«За 6-летнюю волокиту и не раскрытие громкого уголовного дела следователей бузулукской полиции представят к очередной награде».

«Данное постановление, по замыслу руководства следственного отдела, должно было стать финишем, после чего материалы уголовного дела отправили бы в архив. Не получилось. В дальнейшем следственному отделу приходилось еще не раз отменять постановления о приостановлении расследования и возобновлять его проведение. Причем каждый раз после публикаций материалов о бездействии следственного отдела в газете «Бузулукские новости» и обращений редакции в прокуратуру, включая генеральную. Правда, никакого толка от так называемых дополнительных расследований не было. И не могло быть, поскольку создавалась только видимость следственных действий. Следователи умышленно не делали то, что должно быть сделано в первую очередь!».

«Следственным отделом бузулукской полиции более 20 лет руководит заслуженный юрист РФ, полковник юстиции Н.И.ья А-ва. Она имеет право, в соответствии с УПК РФ, проверять материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя, давать следователю указания о направлении расследования и производстве отдельных следственных действий, о квалификации преступления и пр. Почему же при столь обширных полномочиях полковник А-ва не указала своим подчиненным, что они. по сути, не ведут расследования, а занимаются показухой, волокитой и умышленным уничтожением следов преступления? И как следствие - наложить меры дисциплинарного взыскания. Умышленное бездействие начальника следственного отдела связано с тем, что преступление имело политическую подоплеку и совершено фактически в отношении Виктора Д-ва».

«На месте преступления, как отмечено в протоколе осмотра, обнаружена вязаная шапочка. Была возможность определить подозреваемое лицо. Но следователь умышленно не вынесла постановление о проведении экспертизы по наличию потожировых следов на шапочке».

«Разумеется, В Рогожкин знает, что подконтрольная ему полиция (милиция) сделает все, чтобы такие преступления не были раскрыты. Что, собственно, наглядно доказывает умышленное бездействие следственного отдела при расследовании уголовных дел, связанных с преступлениями в отношении В. Д-ва».

6)      «Многочисленные факты подтверждают, что следственный отдел
бузулукской полиции не способен в силу непрофессионализма и моральных качеств
своих сотрудников, включая руководство, обеспечивать выполнение задач в
соответствии с федеральным законом «О полиции».

7)      «Поскольку, не исключено, и А-ва, и Г-ва знают, кто является
заказчиками и исполнителями преступлений в отношении В. Д-ва,
совершенных в октябре 2005 г. и марте 2006 г. Есть основания подозревать: к
организации и исполнению причастны сотрудники бузулукской полиции (милиции).
Ведь бузулучане уже давно подозревают, что местное подразделение УМВД
находится на услужении чиновников городской администрации».

- №4 (432) от 16-31 августа 2012 года в статьях под общим названием «Криминальное гнездо в Бузулукской полиции?»:

«Факты, приведенные в статьях, вызвали у читателей сомнение: можно ли доверять расследование преступлений следственному отделу, который, как представляется, сам стал преступной группой!».

В статье Д. Кравцова «Лучший отдел по ... фальсификации отчетности» о том, что «Зато всем известно, как следственный отдел позорно провалил расследование преступлений по теракту на ул. Весенняя, захвату Бузулукского мельзавода, разбою на предприятии «Бузулукагроснаб» и др.».

Там же, о том, что «Не раскрытие одних преступлений следственный отдел с лихвой компенсирует «раскрытием» других преступлений. Ведь план выполнять по раскрываемости надо как-то. Следователи используют разные методы. Вот, к примеру, при расследовании уголовного дела следователь вынес постановление о задержании подозреваемого. В строке «Основания для задержания» собственноручно написал: «очевидцы указывают, как на лицо совершившее преступление». Кто эти очевидцы? Как фамилия их? В материалах уголовного дела отсутствуют показания людей, которые являлись очевидцами преступления. Более того, в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства не имеются свидетельские показания этих «очевидцев». Вот так сотрудники «лучшего» следственного отдела «создают» доказательную базу для обвинения и добиваются высоких процентов «раскрываемости» преступлений».

«На снимке: В то время, когда следственный отдел отправляет в архив одно за другим умышленно нераскрытые уголовные дела, руководство отдела полиции «Бузулукский» лицемерно заявляет в газете «Наш Бузулук», что раскрывать тяжкие преступления всегда было для бузулукской полиции делом чести».

-        №5 (433) от 16-31 октября 2012 года в статье Авдотьи Гордеевой «Бузулукская полиция скрыла теракты» о том, что:

1) «Умышленное бездействие полиции связано с тем, что она сама, как считают бузулукские правозащитники, причастна к совершению терактов. Не случайно многие горожане воспринимают бузулукскую полицию как организованную преступную группу, которая делает бизнес» на беззаконии».

-        от 16-30 сентября 2010 года:

1)      «На кого работает следственный отдел? Если ради прекращения уголовного
дела, его сотрудники совершают должностное преступление»

2)      «Следственный отдел надо разогнать...» название статьи Э. Солодухина

«Разве можно назвать то, что делали следователи, расследованием? Ни в коем случае. Это больше походит на бардак. Причем творили его сознательно и в интересах определенных лиц, на кого, предполагаю, работает следственный отдел» (там же).

«При столь странных действиях Следственного отдела поневоле возникает подозрение, что он находится в сговоре с заказчиками и исполнителями террористического акта» (там же).

В статье Д. Красникова «Из-за раздолбайства следователей остаются без наказания преступники», о том, что «То, что в следственном отделе местной милиции творится бардак, я догадывался давно.»

6)      «Но когда закон нарушают под «присмотром» руководителя следственного
отдела - это верный признак его деградации» (там же)

«Следствием их раздолбайства стало то, что в Бузулуке стали совершать террористические акты и заказные убийства» (там же).

В статье Д. Тыртышова «Следователя к уголовной ответственности о том, что «Расследование уголовного дела не проводилось».

Суд приходит к выводу о том, что сведения, изложенные авторами в вышеуказанных статьях, являются оценочными суждениями, критическим мнением о сложившейся ситуации в целом, касаются истца и не могут рассматриваться как затрагивающие честь, достоинство или деловую репутацию истца, в связи с чем оснований для удовлетворения исковых требований о защите чести, достоинства и деловой репутации, взыскания компенсации морального вреда в части выше указанных фраз статей не имеется.

Положение А-вой Н.И., в том числе то, с которым она себя позиционирует в своем иске, обязывает её быть готовой к пристальному вниманию со стороны граждан, к негативной оценке её деятельности, предполагает терпимость к критике, свободомыслию и плюрализму.

Суд считает что, указанные выше фразы статей носят оценочный характер и выражают критическое субъективное мнение авторов о деятельности истца. При этом оценочные суждения авторов, изложенные в тех фразах, на которые ссылается истец выше и которые относятся лично к ней и к деятельности возглавляемого ей отдела, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности, соответственно, не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 . Гражданского кодекса РФ.

Вместе с тем, порочащими честь и достоинство и деловую репутацию А-вой Н.И., суд признает сведения, опубликованные в газетах «Бузулукские новости»:

-        от 16-31 августа 2012 в статье Д. Солодовникова «А-ва- позор российской полиции!» о том, что Н. А-ва основательно дискредитировала себя как руководитель следственного отдела Бузулукской полиции».

-от 16-28 февраля 2011 заголовок «Полковника А-ву подозревают в преступлении».

-        от 16-31 января 2012 года в статье «Преступников оставили без наказания...» (ответы К-ва А.Н.) о том, что:

«А-ва полностью контролировала следствие по данному уголовному делу. Ее участие, как начальника следственного отдела, сводилось к тому, чтобы руками подчиненных ей следователей уничтожить следы преступления. Тем самым полностью развалить уголовное дело и ни при каких обстоятельствах не допустить установления лиц, причастных к преступлению, среди которых может быть Н. А-ва».

«Следователи под руководством Н. А-вой умышленно не указали в материалах уголовного дела, что В. Д-в являлся главным редактором газеты «Бузулукские новости», кандидатом на должность главы города, а преступление совершено перед муниципальными выборами».

«Однако начальник следственного отдела Н. А-ва делала все, чтобы не обозначать Рогожкина и его приближенных лиц в материалах уголовного дела. Причем, несмотря на указание прокурора. В этом, собственно, заключается причина того, что А-ва не проходила по делу свидетелем, и, следовательно, не была отстранена от руководства. Имея рычаги управления и контроля, А-ва

добилась, что следствие вообще не велось».

4) «За позорный провал в расследовании уголовных дел по терактам начальнику следственного отдела Н. А-вой вручили медаль .... «За доблесть в службе».

- от 16-31 мая 2012 года:

1)      В статье Федота Лиходеева «Кому повесят медаль» о том, что «Под
руководством полковника юстиции Н.А-вой следственный отдел
деградировал до того, что уже не способен профессионально расследовать
уголовные преступления и тем более раскрывать их».

2)      «Непрофессионализм и незаконное бездействие сотрудников следственного отдела, возглавляемого Н. А-вой, обернулось тем, что в г. Бузулуке стали
обычным явлением террористические акты и заказные убийства! А лица,
совершившие преступления, не привлечены к уголовной ответственности» (там же).

Эти высказывания   представляют собой   утверждения о фактах. Сведения содержащиеся   в этих высказываниях могут быть     подвергнуты   проверке на соответствие истинности либо ложности.   Они содержат  сведения о нарушении А-вой Н.И. действующего законодательства, общепринятых     моральных норм и принципов.

При разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательства (статьей 152 ГК РФ), но и в силу статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года N 54 "О ратификации Конвенции прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" учитывать правовые позиции Европейского Суда по правам человека, выраженные в его постановлениях и касающиеся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего статьи 10), имея при этом ввиду, что используемое Европейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в ст. 152 ГК РФ.

Так, Европейский Суд по правам человека, в частности в постановлении по делу Тринберг против России" указал, что даже оценочные суждения должны иметь под собой твердую фактологическую основу, поскольку даже субъективная, оценка, не имеющая под собой никакой фактологической основы, может- быть чрезмерной.

По данному делу ООО «Центр независимых экспертиз» проведена лингвистическая экспертиза, с целью установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по данному делу на основе специальных филологических познаний, поставив перед ней задачу толкования текстов газетных публикаций, объяснения употребления языкового знака с точки зрения плана содержания и плана выражения для подтверждения либо опровержения факта порочащего характера распространенных сведений.

С учетом выводов, содержащихся в экспертом заключении № 136/11 от 07.11.2013, суд считает, что в ниже приведенных высказываниях содержатся негативные оценки деятельности А-вой Н.И. не имеющие под собой твердой фактологической основы и даже оскорбления, что суд признает чрезмерным.

В газете от 16-31 августа 2012 г.:

1) в статье «Лучший» отдел по Фальсификации отчетности»: «Иное дело теракт! Отчетность сразу отразит резкое обострение криминальной обстановки в городе. Причем спрос за раскрытие преступления на порядок выше.

поэтому А-ва не допустила, чтобы преступление в отношении Д-ва было квалифицировано как теракт».

Здесь   автор   Д.   Кравцов заявляет о намеренном искажении отчетности о  преступлениях А-вой Н.И. как начальником следственного отдела. Фактическая основа - отсутствует, факт полностью выдуман автором. Грубость и провокативность заявлений выходят за пределы допустимой степени преувеличений, авторы не только необоснованно заявляют о том, что начальником следственного отдела был укрыт факт теракта, но и применяют фразу «не допустила», как указывающую на активные действия А-вой Н.И., ее активное противодействие тому, чтобы признать преступление терактом, противодействие чужим действиям, направленным на исполнение закона; тем самым в глазах читателей А-ва Н.И. выставляется лицом, активно занимающимся самоуправством в руководимом ей следственном органе в своих личных интересах.

Обоснования же ее якобы заинтересованности в укрытии преступления указывает на попытку дискредитировать А-ву Н.И. перед общественностью, как лицо, которое заранее заинтересовано в каком-то конкретном результате расследования  (а  не  в  выявлении  фактических  обстоятельств,  как  это  и предусмотрено законом).

Предмет суждений является нарушением действующего законодательства, так как укрывательство преступлений является нарушением действующего  законодательства.

Таким образом, автор сознательно пытается выставить А-ву Н.И. лицом, активно противодействующим объективному, всестороннему, полному расследованию преступления в своих личных целях, автор намеренно дискредитирует перед читателями начальника Следственного отдела как некоего | врага законности и правопорядка, который активно препятствует борьбе с преступностью, пользуясь своей должностью.

2) В статье    Г. Даминова «Медаль за ... должностное преступление?

 «Полностью согласен с автором статьи «Кому повесят медаль?», что следственный отдел под руководством Н. А-вой деградировал до того, что уже не способен профессионально расследовать уголовные дела и тем более раскрывать их». Автор указывает, что следственный отдел деградировал по руководством А-вой. Фактическая основа - отсутствует. Грубость и провокативность заявлений выходят за пределы допустимой степени преувеличений, следственный отдел расследует уголовные дела достаточно эффективно,    нераскрытие    отдельных   дел   при условии,   что    в    целом   расследования осуществляются эффективнее других сопоставимых отделов, говорит о том, что отдел либо сотрудники не деградировали в профессиональном плане, а наоборот, выросли; упоминание А-вой Н.И. в связи с деградацией вообще выглядит неуместным, более того, из текста создается впечатление,   что   А-ва   Н.И.   непосредственно   руководила   процессом деградации отдела. Обвинение является преднамеренной неосмотрительностью, так как ранее данная газета публиковала информацию о том, что отдел признан лучшим в Оренбургской области, начальник следственного   отдела    получила   медаль, следовательно, редакция имела возможность предварительно оценить, насколько подобное высказывание соответствует действительности.

Таким образом, автор намеренно заявляет о деградации всего следственного отдела, под руководством А-вой Н.И., неспособности их расследовать и раскрывать преступления, зная о несоответствии этих сведений действительности, редакция газеты допускает публикацию данной информации, хотя имеет возможность убедиться, более того - ей известно, что данная информация не соответствует действительности.

- от 16-31 августа 2012 года: в статье Д. Солодовникова «А-ва - позор российской полиции» «Правозащитник А.К-в в своих материалах, опубликованных в «Бузулукских новостях», уличил начальника следственного отдела, полковника юстиции Н. А-ву в умышленном незаконном бездействии и должностном преступлении».

Как следует из заключения эксперта, согласно Большому толковому словарю, УЛИЧИТЬ, -чу, -чишь; уличённый; -чён, -чена, -чено; св. кото. Доказать чъю-л. виновность, причастность к чему-л. предосудительному, приведя в подтверждение факты, улики. Используя подобную лексику, автор высказывания уже приписывает А-вой Н. нарушение закона, а затем напрямую указывает на нарушение действующего законодательства (незаконное бездействие и должностное преступление).

Далее автор продолжает: Это говорит о чем? О том, что такие понятия, как честь и достоинство офицера для полицейских, подобно А-вой — пустой звук. Фразеологизм пустой звук имеет значение ничего не значит, не представляет ценности. Данное высказывание негативно характеризует моральные качества А-вой И. И.

Как видно, в этих высказываниях утверждается умышленное неисполнение должностных обязанностей, препятствование проведению расследования, непрофессионализм А-вой Н.И.

Высказывания авторов в вышеперечисленных статьях не могут рассматриваться как выражение субъективного мнения, поскольку содержат „в своем контексте прямые утверждения о фактах нарушения А-вой Н.И. уголовного закона: совершении должностных преступлений, злоупотреблении служебными полномочиями, преступном сговоре с лицами. Совершившими преступление, коррупции, в причастности к террористическим актам.

Вышеизложенные  сведения  не соответствуют  действительности,  поскольку не имеют места в реальности, являются ложными, вымышленными.

Распространение указанных сведений порочат начальника Следственного отдела МО МВД России «Бузулукский» А-ву Н.И., поскольку содержат в себе утверждения о нарушении ею действующего уголовно-процессуального и уголовного законодательства.

Авторы под именами которых опубликованы статьи: Федот Лиходеев, Авдотья Г-ва и т.д. - не существуют. В судебном заседании всю ответственность за сведения, изложенные в статьях взял на себя редактор газеты А-в А.А.

Обязанность по доказыванию подлинности сведений, содержащихся в публикации, согласно ст. 152 ГК РФ, возложена на ответчика, истец должен доказать факт распространения сведений именно ответчиком и порочащий характер распространенных сведений.

Истцом доказан факт распространения порочащих сведений именно ответчиками. В подтверждение факта распространения информации, истцом представлены  7 газет с публикациями статей. При этом, как названия статей, так и ^отдельные цитаты, указанные выше, носят порочащий А-ву Н.И. характер.

Эти сведения не соответствуют действительности и подлежат опровержению.

Соответствие действительности    утверждений о фактах ответчики суду не доказали.

Указанные выше суждения авторов позволяет проверить их на предмет соответствия действительности, поэтому суд считает их сведениями о фактах.

Свидетели Д-в В.Н., Д-ва О.А., П-в А.П., К-на Н.А., Г-в А.Е., Н-ва О.А., Б-ва Т.С., Г-ва О.В., не подтвердили доводы ответчиков о соответствии выше указанных сведений действительности.

Исследование в ходе судебного заседания процессуальные документы из уголовных дел не подтверждают достоверность вышеуказанных сведений.

Указанная выше распространенная ответчиками информация в спорных материалах не нашла своего подтверждения в судебном заседании, следовательно не соответствует действительности.

Учитывая, что истцом представлены доказательства несоответствия распространяемой ответчиком информации действительности, а ответчиками не представлены доказательства соответствия распространяемой информации действительности, суд считает данный факт- распространение сведений не соответствующих действительности установленным.

Распространение сведений, не соответствующих действительности, при отсутствии достоверной фактической основы, подкрепляющей его, оказалось чрезмерным.

Доказательствами порочности распространенных сведений является заключение экспертизы.

Значительная часть высказываний, содержащих негативную информацию об истице, занимает сильные текстовые позиции, являясь заголовками, подзаголовками статей, или подается как вид, т.е. «врезка» в текст статьи текстов, имеющих графическое выделение (жирность, размер шрифта, положение на странице). Эти части текста привлекают внимание читателя, удерживают взгляд и обладают большим воздействующим потенциалом.

Негативная информация об А-вой Н.И.выражена: 1) в форме утверждений о фактах; 2) в форме мнений; 3) в форме предположений.

С учетом заключения эксперта, суд приходит к убеждению, что негативные сведения об А-вой Н.И., содержащиеся в исследованных статьях, безусловно, воспринимаются как чернящие (порочащие) доброе имя, умаляющие честь и достоинство А-вой Н.И., так как, независимо от формы высказываний, несут негативную информацию об истице.

Любой текст, который предназначен для публикации в СМИ, реализует в качестве основной воздействующую функцию, т.е. целью публикации всегда является воздействие на потенциального читателя. В соответствии с этой целью и отбираются языковые средства, причем если в спонтанной (неподготовленной) речи возможны многочисленные непреднамеренные лексические, грамматические, стилистические ошибки, неудачный отбор речевых средств, то в подготовленной письменной речи акт производства речи не стеснен временными рамками, и говорящий (пишущий) подходит к выбору конкретных слов и выражений осознанно. Более того, он имеет возможность редактировать написанное. Поэтому на основании того, что анализируемые тексты относятся к публицистическому стилю речи и имеют письменную форму, можно заключить, что непреднамеренность не свойственна подготовленному публицистическому тексту.

Суд не может согласиться с мнением ответчиков, что оспариваемые истцом публикации не затрагивают честь, достоинство и деловую репутацию, поскольку, как видно из заключения эксперта, доводов истца и его представителя сведения не только не соответствуют действительности, но и порочат А-ву Н.И.

Иных доказательств, свидетельствующих о достоверности опубликованных сведений ответчиками не представлено.

Суд полагает, что истец доказал факт распространения порочащих сведений именно ответчиками, представив газетные публикации.

Публикацию фото А-вой Н.И. в анализируемых номерах газеты без её согласия суд не расценивает как действие, унижающее её достоинство и деловую репутацию, поскольку снимки содержат изображение А-вой Н.И. в форменной одежде, получены из официальных источников, не относятся к частной личной жизни истицы.

В статьях изложена ложная информация о совершении начальником Следственного отдела Н.А-вой должностных преступлений коррупционной направленности, попустительстве, непрофессионализме и умышленном бездействии, как руководителем следственного органа, повлекшие рост преступности и избежание преступниками уголовной ответственности.

Сведения, изложенные в указанных статьях, признаны судом не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию начальника Следственного отдела МО МВД России «Бузулукский» Н. А-вой. Статьи носят клеветнический характер, и направлены на подрыв делового авторитета начальника Следственного отдела МО МВД России «Бузулукский» Н.А-вой, ущемлению её чести, достоинства и деловой репутации.

Суд не соглашается с доводами ответчиков, о том, что истец, не являясь юридическим лицом,   не вправе обращаться   в суд с иском о защите  деловой

репутации, поскольку такая возможность предусмотрена ст. 152 ГК РФ, тем самым законодатель не ограничивает круг лиц, которые вправе обращаться в суд с подобными исками.

Под деловой репутацией понимается сложившееся общественное мнение о профессиональной деятельности физического лица.

Учитывая, что истица является государственным служащим, она вправе обращаться в суд с требованиями о защите деловой репутации.

Как указано в п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», надлежащими ответчиками по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц являются авторы и редакция соответствующего средства массовой информации. При опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора надлежащим ответчиком является редакция соответствующего средства массовой информации, то есть организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющие   производство и выпуск   данного средства

массовой информации (часть0- статьи 2 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»). В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации.

Редакция газеты, как юридический орган не существует. Ответственность необходимо возложить на ООО «Пульс», являющегося учредителем газеты. Определяя сумму компенсации морального вреда, суд исходит из следующих положений закона.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания), действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие материальные блага, гражданин имеет право требовать возмещения морального вреда.

Физические и нравственные страдания выражаются в негативных психических переживаниях.

Нравственные страдания - это синтез эмоциональных переживаний по поводу значимых для личности социальных объектов или явлений, возникающих при нарушении личных неимущественных прав и при посягательстве на нематериальные блага.

Неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме переживаний. Проявлением переживаний могут являться стресс, страх, стыд и иное неблагоприятное эмоциональное состояние.

Судом установлено, что истец испытывала нравственные и физические страдания, находилась в состоянии психоэмоционального напряжения. Степень ее нравственных страданий определяется тем обстоятельством, что многие года истец проживает в г.Бузулуке и является начальником отдела Следственного отдела МО МВД России «Бузулукский», ее знают сотни тысяч жителей области и за ее пределами, поскольку она является руководителем отдела крупной государственной структуры. Публикации в газетах доставили истцу нравственные страдания. На почве нервных переживаний у истца повышалось давление, мучили боли в сердце, в связи с чем она была вынуждена обращаться за медицинской помощью.

Требования о компенсации морального вреда в суммах, указанных истцом суд признает значительно завышенными.

При решении вопроса о компенсации морального вреда, суд принимает во внимание характер и содержание публикаций, порочащих честь и умаляющих достоинство, деловую репутацию А-вой Н.И., степень распространения недостоверных сведений (тираж газеты 4 ООО экземпляров), то обстоятельство, что истец многие годы проживает в г. Бузулуке, является руководителем Следственного отдела МО МВД «Бузулукский», её знают тысячи людей, степень нравственных переживаний истца, учитывая при этом то, что подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.

Разумной и справедливой суд признает денежную компенсацию морального вреда в сумме 60 ООО руб. При этом 50 ООО руб. подлежат взысканию с учредителя газеты, с А-ва А.А. и К-ва А.Н. по 5 ООО руб.

Кроме того, суд считает   необходимым    обязать редакцию газеты опубликовать опровержение порочащих сведений.

В соответствии со статьей 43 Закона РФ от 27.12.1991 г. N 2124-1 "О средствах массовой информации", гражданин или организация вправе потребовать от редакции опровержения не соответствующих действительности и порочащих их честь и достоинство сведений, которые были распространены в данном средстве массовой информации. Если редакция средства массовой информации не располагает доказательствами того, что распространенные им сведения соответствуют действительности, она обязана опровергнуть их в том же средстве массовой информации. Если гражданин или организация представили текст опровержения, то распространению подлежит данный текст при условии его соответствия требованиям настоящего Закона. Редакция радио-, телепрограммы, обязанная распространить опровержение, может предоставить гражданину или представителю организации, потребовавшему этого, возможность зачитать собственный текст и передать его в записи.

По правилам статьи 44 Закона РФ "О средствах массовой информации", в опровержении должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены данным средством массовой информации. По радио и телевидению опровержение должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что и опровергаемое сообщение или материал. Опровержение должно последовать: 1) в средствах массовой информации, выходящих в свет (в эфир) не реже одного раза в неделю, - в течение десяти дней со дня получения требования об опровержении или его текста; 2) в иных средствах массовой информации - в подготавливаемом или ближайшем планируемом выпуске.

Согласно свидетельству серии 56 № 000773671 ООО «Пульс» зарегистрировано Инспекцией Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по городу Бузулуку Оренбургской области за ОГРН 1025600576385.

Из копии свидетельства о постановке на учет в налоговом органе юридического лица серии 56 № 001858949 следует, что ООО «Пульс», состоящее на учете по месту своего нахождения в Инспекции Министерства РФ по налогам и сборам по городу Бузулуку Оренбургской области, поставлено на учет 14.04.2000 года в по месту нахождения в Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Оренбургской области..

Определяя способ опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений, суд полагает правильным не опубликовывая текст опровержения, предложенного истцом ограничиться возложением на ответчиков обязанности по опубликованию резолютивной части решения., где указано, какие сведения являются не соответствующими действительности порочащими сведениями, когда они были распространены а также определить срок в течение которого оно должно последовать., поскольку согласно п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда от 24 февраля 2005 г. №3 опровержение, распространяемое в средстве массовой информации в соответствии со ст. 152 ГК РФ, может быть облечено в форму сообщения о принятом по делу судебном решении, включая публикацию текста судебного решения.

В силу ст. 98 ГПК РФ расходы истца по оплате государственной пошлины подлежат возмещению истцу за счет ответчиков в сумме по 67,00 руб. с каждого.

Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

 

РЕШИЛ:

 

Исковые требования А-вой Н.И. к редакции газеты «Бузулукские новости», ООО «Пульс», А-ву А.А. и К-ву А.Н. о защите чести, достоинстве и деловой репутации, компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Признать не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию, сведения, опубликованные в газете «Бузулукские новости»:

-        от 16-31 августа 2012 в статье Д. Солодовникова «А-ва- позор российской полиции!» о том, что Н. А-ва основательно дискредитировала себя как руководитель следственного отдела Бузулукской полиции».

-от 16-28 февраля 2011 заголовок «Полковника А-ву подозревают в преступлении».

-        от 16-31 января 2012 года в статье «Преступников оставили без наказания...» (ответы К-ва А.Н.) о том, что:

«А-ва полностью контролировала следствие по данному уголовному делу. Ее участие, как начальника следственного отдела, сводилось к тому, чтобы руками подчиненных ей следователей уничтожить следы преступления. Тем самым полностью развалить уголовное дело и ни при каких обстоятельствах не допустить установления лиц, причастных к преступлению, среди которых может быть Н. А-ва».

«Следователи под руководством Н. А-вой умышленно не указали в материалах уголовного дела, что В. Д-в являлся главным редактором газеты «Бузулукские новости», кандидатом на должность главы города, а преступление совершено перед муниципальными выборами».

«Однако начальник следственного отдела Н. А-ва делала все, чтобы не обозначать Рогожкина и его приближенных лиц в материалах уголовного дела. Причем, несмотря на указание прокурора. В этом, собственно, заключается причина того, что А-ва не проходила по делу свидетелем, и, следовательно, не была отстранена от руководства. Имея рычаги управления и контроля, А-ва добилась, что следствие вообще не велось».

«За позорный провал в расследовании уголовных дел по терактам начальнику следственного отдела Н. А-вой вручили медаль .... «За доблесть в службе».

-        от 16-31 мая 2012 года:

1)      В статье Федота Лиходеева «Кому повесят медаль» о том, что «Под
руководством полковника юстиции Н.А-вой следственный отдел
деградировал до того, что уже не способен профессионально расследовать
уголовные преступления и тем более раскрывать их.

2)      «Непрофессионализм и незаконное бездействие сотрудников следственного отдела, возглавляемого Н. А-вой, обернулось тем, что в г. Бузулуке стали обычным явлением террористические акты и заказные убийства! А лица, совершившие преступления, не привлечены к уголовной ответственности». ( там же).

В газете от 16-31 августа 2012 г.:

1) в статье «Лучший» отдел по Фальсификации отчетности» «Иное дело теракт! Отчетность сразу отразит резкое обострение криминальной обстановки в городе. Причем спрос за раскрытие преступления на порядок выше.

Поэтому А-ва не допустила, чтобы преступление в отношении Д-ва было квалифицировано как теракт».

2) В статье Г. Даминова «Медаль за ... должностное преступление? «Полностью согласен с автором статьи «Кому повесят медаль?», что следственный отдел под руководством Н. А-вой деградировал до того, что уже не способен профессионально расследовать уголовные дела и тем более раскрывать их».

- от 16-31 августа 2012 г.: в статье Д. Солодовникова «А-ва - позор российской полиции» «Правозащитник А.К-в в своих материалах, опубликованных в «Бузулукских новостях», уличил начальника следственного отдела, полковника юстиции Н. А-ву в умышленном незаконном бездействии и должностном преступлении».

Обязать учредителя газеты «Бузулукские новости ООО «Пульс» опубликовать в этой газете в двух недельный срок после вступления решения суда в законную силу опровержения не соответствующих действительности, порочащих сведений в форме сообщения о принятом по данному делу судебном решении, включая публикацию текста резолютивной части решения.

Взыскать в пользу А-вой Н.И. компенсацию морального вреда с ООО «Пульс» 50 ООО рублей, с А-ва А.А. 5 ООО рублей, с К-ва А.Н. 5 ООО руб.

В удовлетворении остальной части иска к редакции газеты «Бузулукские новости», ООО «Пульс», А-ву А.А. и К-ву А.Н. о защите чести, достоинстве и деловой репутации, компенсации морального вреда А-вой Н.И. отказать.

Взыскать с ООО «Пульс», А-ва А.А., К-ва А.Н. в пользу А-вой Н.И расходы по госпошлине в размере по 67,00 рублей с каждого.

Решение может быть обжаловано в Оренбургский областной суд через , Бузулукский районный суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

 

Решение в окончательной форме изготовлено 03 декабря 2013 года

 

Судья                                                                                        Е.Н. Сафронова.

 

 

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России