РЕЗУЛЬТАТЫ РАССМОТРЕНИЯ В СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЯХ ИСКОВЫХ ЗАЯВЛЕНИЙ И ЖАЛОБ К ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМ УМВД РОССИИ ПО ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ И ТЕРРИТОРИАЛЬНЫМ ОРГАНАМ НА РАЙОННОМ УРОВНЕ, ИСКОВЫХ ЗАЯВЛЕНИЙ И ЖАЛОБ, ПРЕДЪЯВЛЕННЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМИ УМВД РОССИИ ПО ОРЕНБУРГ

УПРАВЛЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПО ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

ПРАВОВОЙ ОТДЕЛ

 ________________________________________________________________________

 

ЭКСПРЕСС-ИНФОРМАЦИЯ

 Выпуск 2

г. Оренбург

2015

РЕЗУЛЬТАТЫ РАССМОТРЕНИЯ В СУДЕБНЫХ ЗАСЕДАНИЯХ ИСКОВЫХ ЗАЯВЛЕНИЙ И ЖАЛОБ К  ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМ УМВД РОССИИ ПО ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ И ТЕРРИТОРИАЛЬНЫМ  ОРГАНАМ НА РАЙОННОМ УРОВНЕ, ИСКОВЫХ ЗАЯВЛЕНИЙ И ЖАЛОБ, ПРЕДЪЯВЛЕННЫХ   ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМИ УМВД РОССИИ ПО ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ И ТЕРРИТОРИАЛЬНЫМИ  ОРГАНАМИ НА РАЙОННОМ УРОВНЕ.

 

 

 

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

 

г.Оренбург                                                                                                                 21 апреля 2015 года

 

Ленинский районный суд города Оренбурга Оренбургской области

в составе председательствующего, судьи Нуждина А.В

при секретаре Дубачинской B.C., с участием помощника прокурора Ленинского района г. Оренбурга Абраменок Екатерины Александровны,

представителя истца Казанкиной Елены Владимировны,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области к С-о А.Л., С-о Лидии Николаевне, действующим в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего С-о Н.А., о прекращении права пользования жилым помещением, выселении,

 

УСТАНОВИЛ:

 

УМВД России по Оренбургской области обратилось в суд с вышеуказанным иском к ответчикам, указав, что в феврале 2013 года ответчику как сотруднику ОВД было предоставлено жилое во временное владение и пользование служебное жилое помещение по адресу: г. Оренбург, ул. Центральная, д. 9, кв. 18, общей площадью 49,1 кв.м.

03.03.2014 года со С-о А.Л. и членами его семьи был заключен договор найма служебного помещения по вышеуказанному адресу.

В настоящее время С-о А.Л. прекратил служебные отношения с истцом, соответственно, основания для дальнейшего проживания в служебном жилом помещении отсутствуют.

В связи с чем истец просил суд:

-   прекратить право пользования С-о А.Л., С-о Л.Н., С-о Н.А. служебным жилым помещением по адресу: г. Оренбург, ул. Центральная, д. 9, кв. 18;

-   выселить С-о А.Л., С-о Л.Н., С-о Н.А. из служебного жилого помещения - двухкомнатной квартиры № 18, общей площадью 49,1 кв.м., расположенной по адресу: г. Оренбург, ул. Центральная, д. 9.

Определением суда к участию в деле в качестве третьего лица было привлечено Территориальное управление Федерального агентства по управлению Государственным имуществом в Оренбургской области, в порядке ст. 43 ГПК РФ.

В судебном заседании представитель истца Казанкина Е.В., действующая на основании доверенности, заявленные требования поддержала.

Судом неоднократно предпринимались меры к надлежащему извещению ответчиков о времени и месте рассмотрения дела.

Согласно представленной в материалы дела телефонограмме от 11.03.2015 года, секретарь судебного заседания дозвонилась С-о Л.Н., которая пояснила, что проживает совместно с супругом по адресу: г. Оренбург, ул. Центральная д. 9 кв. 18. Ей было сообщено о существе дела, времени и месте рассмотрения данного дела.

Судебные повестки, направляемые по месту жительства ответчика, возвращались за истечением срока хранения.

Согласно рапорта судебного пристава - исполнителя, по месту жительства ответчиков застать никого не удалось.

Согласно рапорта старшего инспектора отдела организации деятельности участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних УМВД России по Оренбургской области А-вой Т.С., 08.04.2015 года ею была посещена квартира ответчиков. Дверь открыл мужчина, по описанию похожий на С-о А.Л. От получения повестки отказался, закрыл дверь. Ему было пояснено про существо спора. В последствии дверь квартиры никто не открывал. Повестка оставлена в двери.

В соответствии со ст. 118 ГПК РФ лица, участвующие в деле, обязаны сообщить суду о перемене своего адреса во время производства по делу; при отсутствии такого сообщения судебная повестка посылается по последнему известному суду месту жительства и считается доставленной, хотя бы адресат по этому адресу более не живет или не находится.

В силу ч. 3 ст. 167 ГПК РФ суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле, извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не предоставлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

Согласно ст. 167 ГПК РФ лица, участвующие в деле, обязаны известить суд о причинах неявки и представить доказательства уважительности этих причин (ч. 1); суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, если он не сообщил суду об уважительных причинах неявки и не просил рассмотреть дело в его отсутствие (п. 4).

В соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 года, являющейся в силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации составной частью ее правовой системы, каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (право на доступ к правосудию).

Принимая во внимание, что судом принимались исчерпывающие меры по извещению ответчиков о месте и времени рассмотрения дела, они знали о существе рассматриваемого спора, однако не проявили заинтересованности в нем, доказательства, подтверждающие уважительность причин неявки ответчика в судебное заседание, не представлены, суд в соответствии с положениями ст. 167 ГПК РФ считает возможным рассмотреть дело в отсутствие ответчиков С-о А.Л., С-о Л.Н., действующих в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего С-о Н.А.

Представитель органа опеки и попечительства Управления образования администрации г. Оренбурга, представитель третьего лица Территориального управления Федерального агентства по управлению Государственным имуществом в Оренбургской области, в судебное заседание не явились, извещены надлежащим образом.

Суд с учетом мнения сторон определил о рассмотрении дела в порядке ст. 167 ГПК РФ в отсутствие не явившихся лиц, извещенных надлежащим образом.

Проанализировав собранные по делу доказательства, выслушав пояснения сторон, мнение помощника прокурора, полагавшей возможным исковое заявление удовлетворить, изучив материалы дела, суд приходит к следующему:

В соответствии с частью 1 статьи 40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

Согласно ч. 4 ст. 3 ЖК РФ никто не может быть выселен из жилища или ограничен в праве пользования жилищем, в том числе в праве получения коммунальных услуг, иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены данным Кодексом, другими федеральными законами.

Из материалов дела усматривается, что решением Центральной жилищно - бытовой комиссии УМВД России по Оренбургской области от 01.02.2013 года, С-о А.Л. как сотруднику ОВД было предоставлено во временное владение и пользование служебное жилое помещение по адресу: г. Оренбург, ул. Центральная, д. 9, кв. 18.

Судом установлено, что согласно Распоряжению МВД России № 1/10745 от 15.11.2013 года, жилое помещение - квартира № 18 по адресу: г. Оренбург, ул. Центральная, д. 9, закрепленная на праве оперативного управления за УМВД России по Оренбургской области, была включена в специализированный жилищный фонд с отнесением ее к служебным жилым помещениям.

Указанное жилое помещение находится в собственности Российской федерации и закреплено на праве оперативного управления за УМВД РФ по Оренбургской области, что видно из свидетельств о государственной регистрации права от 17.10.2013 года и 23.10.2013 года соответственно.

Ответчик вселился в указанную квартиру вместе с членами своей семьи и проживает в ней по настоящее время. На момент распределения служебных квартир ответчик проходил службу в Управлении экономической безопасности У МВД России по Оренбургской области.

Согласно ст. 92 ЖК РФ к специализированным жилым помещениям относятся служебные жилые помещения.

В соответствии со ст. 93 ЖК РФ, служебные жилые помещения предназначены для проживания граждан в связи с характером их трудовых отношений, в связи с прохождением службы, в связи с назначением на государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ либо в связи с избранием на выборные должности в орган государственной власти или органа местного самоуправления.

Согласно статьи 100 ЖК РФ по договору найма специализированного жилого помещения одна сторона - собственник специализированного жилого помещения (действующий от его имени уполномоченный орган государственной власти или уполномоченный орган местного самоуправления) или уполномоченное им лицо (наймодатель) обязуется передать другой стороне - гражданину (нанимателю) данное жилое помещение за плату во владение и пользование для временного проживания в нем.

В силу п. 3 ст. 101 ЖК РФ, договор найма специализированного жилого помещения может быть расторгнут в судебном порядке по требованию наймодателя при неисполнении нанимателем и проживающими совместно с ним членами его семьи обязательств по договору найма специализированного жилого помещения, а также в иных предусмотренных статьей 83 настоящего Кодекса случаях.

Согласно ч. 1 ст. 35 ЖК РФ в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором или на основании решения суда, данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

Таким образом, из приведенных положений следует, что специализированные жилые помещения предоставляются на ограниченный период, обусловленный наличием трудовых отношений или службы. Прекращение трудовых отношений или службы ведет к прекращению договора найма служебного жилого помещения и соответствующего права пользования лиц, которым служебное жилое помещение предоставлялось для проживания.

Приказом начальника УМВД России по Оренбургской области от 19.08.2014 года № 91 л.с. С-о А.Л. был уволен из органов внутренних дел в соответствии с ФЗ от 30.11.2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» по п. 11 ч. 2 ст. 82 (в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, занимаемой сотрудником).

В ст. 99 ЖК РФ, указано, что специализированные жилые помещения предоставляются на основании решений собственников таких помещений (действующих от их имени уполномоченных органов государственной власти или уполномоченных органов местного самоуправления) или уполномоченных ими лиц по договорам найма специализированных жилых помещений, за исключением жилых помещений для социальной защиты отдельных категорий граждан, которые предоставляются по договорам безвозмездного пользования.

Специализированные жилые помещения предоставляются по установленным настоящим Кодексом основаниям гражданам, не обеспеченным жилыми помещениями в соответствующем населенном пункте.

Согласно части 1 статьи 103 ЖК РФ в случаях расторжения или прекращения договоров найма специализированных жилых помещений граждане должны освободить жилые помещения, которые они занимали по данным договорам. В случае отказа освободить

такие жилые помещения указанные граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 102 настоящего Кодекса и частью 2 настоящей статьи.

Часть 2 статьи 103 ЖК РФ определяет, что не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях инвалиды I или II групп, инвалидность которых наступила вследствие трудового увечья по вине работодателя, инвалиды I или II групп, инвалидность которых наступила вследствие профессионального заболевания в связи с исполнением трудовых обязанностей, инвалиды из числа военнослужащих, ставших инвалидами I или II групп вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при исполнении обязанностей военной службы либо вследствие заболевания, связанного с исполнением обязанностей военной службы.

Ответчики ни к одной из указанных категорий не относятся. Следовательно, их выселение без предоставления другого жилого помещения возможно.

На основании вышеизложенного, учитывая отсутствие возражения относительно заявленный требований со стороны ответчика, суд приходит к выводу об удовлетворении исковых требований истца в полном объеме.

Руководствуясь статьями 194-199 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд

 

РЕШИЛ:

 

Требования искового заявления Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области к С-о А.Л., С-о Л.Н. действующим в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего С-о Н.А., о прекращении права пользования жилым помещением, выселении - удовлетворить.

Признать С-о А.Л., С-о Л.Н., С-о Н.А. прекратившими право пользования служебным жилым помещением по адресу: г. Оренбург, ул. Центральная, д. 9, кв. 18.

Выселить С-о А.Л., С-о Л.Н., С-о Н.А. из служебного жилого помещения - квартиры, расположенной по адресу: г. Оренбург, ул. Центральная, д. 9, кв. 18.

Решение может быть обжаловано в Оренбургский областной суд через Ленинский районный суд г. Оренбурга путем подачи апелляционной жалобы в течение месяца с даты составления мотивированного решения.

Судья:                                                            подпись                        А.В. Нуждин

Мотивированное решение составлено судом: 27.04.2015 г.

Судья:                                                            подпись                         А.В. Нуждин

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

 

02 апреля 2015 года                                                                                                                 г. Оренбург

 

Ленинский районный суд г. Оренбурга Оренбургской области
в составе председательствующего судьи Нуждина А.В.,                                       

при секретаре Дубачинской B.C.,

с участием истца О-на Н.Л., представителя истца Старых Николая Михайловича, представителя ответчика Бурнайкиной Ольга Николаевны,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску О-на Н.Л. к Федеральному государственному казенному учреждению «Управление
вневедомственной охраны Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по
Оренбургской области» о признании незаконным отказа в принятии на учет для получения единовременной социальной выплаты, осязании постановки на учет,         

 

установил:

 

О-н Н.Л. обратился в суд с вышеуказанным исковым заявлением к Федеральному государственному казенному учреждению «Управление вневедомственной охраны Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области» (далее - ФГКУ «Управление вневедомственной охраны УМВД России по Оренбургской области»), указав, что с 11.0,8-1988 года по 31.08.2006 года истец проходил службу в органах внутренних дел, а именно в Соль - Илецком отделе ФГКУ «Управление вневедомственной охраны УМВД России по Оренбургской области» в должности милиционера по охране объектов по договорам.

Приказом ФГКУ ((Управления вневедомственной охраны УМВД России по Оренбургской области» от 31.08.2006 года № 80 л/с истец был уволен со службы в соответствии с и. «в» ч. 7 ст. 19 ФЗ от 30.11.201 1 года № 324-ФЗ « О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

На день увольнения выслуга лет истца составила 20 лет 02 месяца 06 дней.

16.06.2014 года О-н Н.Л. обратился в комиссию УМВД России по Оренбургской области с заявлением о принятии его на учет для получения единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения, предусмотренной ст. 4 ФЗ от 19.07.201 1 года № 247 - ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Решением заместителя начальника ФГКУ «Управление вневедомственной охраны УМВД России по Оренбургской области» от 16.07.2014 года № 8/3329 истцу было отказано в принятии на учет для получения единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения по тем основаниям, что не были представлены документы, а именно сведения из ЕГРП на всех членов семьи, а также отсутствовала копия финансового лицевого счета и выписка из домовой книги за последние пять лет.

Устранив допущенные нарушения, истцом вновь были поданы документы для решения вопроса о постановке его в очередь.

Однако письмом № 8/4925 от 17.12.2014 года истцу вновь было отказано в принятии на учет для получения единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилою помещения.

Данным отказом О-ну Н.Л. было разъяснено, что он не имеет право для получения единовременной социальной выплаты в связи с тем, что он не состоит на учете в качестве нуждающегося в жилых помещениях.

 Истец полагает, что данное решение вынесено с нарушением действующего законодательства.

Просил суд:

 

- признать незаконным решение № 8/4925 от 17.12.2014 гида, вынесенное заместителем начальника ФГКУ «Управление вневедомственной охраны МУ МВД России по Оренбургской области» П-вым О.А., которым О-ну Н.Л. отказано в постановке на учет для получения социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения;

- обязать ФГКУ «Управление вневедомственной охраны УМВД России по Оренбургской области» постановить на учет и внести в списки для получения единовременной социальна выплаты для приобретения или строительства жилого помещения О-на Н.Л. с учетом член его семьи.

Определением Ленинского районного суда г. Оренбурга от 18.03.2015 года к участию в де ра в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спор     были привлечены О-на С.А., О-н А.Н.

В судебном заседании истец О-н Н.Л. заявленные требования поддержал, просил суд               удовлетворить. Поддержал доводы, изложенные в исковом заявлении. Дополнительно пояснил, ч на учете в качестве нуждающегося в жилых помещениях до 01.03.2005 года он не состоял.

Представитель истца Старых Н.М., действующий на основании доверенности, заявленные требования поддержал, просил суд их удовлетворить.                        

         Представитель ответчика Бурнайкина О.П., действующая на основании доверенности против удовлетворения заявленных требований возражала, поддержала доводы, изложенные возражениях.

Третьи лица О-на С.А., О-на А.Н. в судебное заседание не явились, о времени и мес были извещены надлежащим образом.

Суд, с учетом мнения присутствующих, определил рассмотреть дело в отсутствие явившихся лиц, извещенных надлежащим образом, в соответствии со ст. 167 ГПК РФ.
Проверяя законность отказа ФГКУ «Управление вневедомственной охраны УМВД России по Оренбургской области» № 8/4925 в принятии О-на Н.Л. на учет сотрудников на предоставление единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения Суд пришел к следующему.

В соответствии с частью первой статьи 4 Федерального закона от. 19 июля 2011 года N 24 ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» сотрудник, имеющий стаж службы в органах внутренних дел не менее 10 лет в календарном исчислении имеет право на единовременную социальную выплату для приобретения или строительства жило помещения один раз за весь период службы в органах внутренних дел.

В силу части шестой статьи 4 указанного Закона право на единовременную социальную выплату сохраняется за гражданами Российской Федерации, уволенными со службы в орган; внутренних дел с правом на пенсию и принятыми в период прохождения службы на учет качестве имеющих право на получение единовременной социальной выплаты.

Согласно части первой статьи 6 Закона сотрудникам, гражданам Российской Федерации уволенным со службы в органах внутренних дел и принятым на учет в качестве нуждающихся жилых помещениях соответствующим территориальным органом федерального органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, иным федеральным органом исполнительной власти, в: котором проходят службу сотрудники, до 1 марта 2005 года, и совместно проживающих с ними членам их семей указанным федеральным органом предоставляются жилые помещения жилищного фонда Российской Федерации по договору социального найма с последующей передачей этих помещений в муниципальную собственность. Сотрудникам, гражданам Российской Федерации, указанным в части 1 настоящей статьи, по их желанию может быть предоставлю единовременная социальная выплата (часть вторая статьи 6).

В силу пункта 2 Правил предоставления единовременной социальной выплаты /и приобретения или строительства жилого помещения сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации с 30 декабря 2011 года N 1223, принятие на учет для получения единовременной выплат осуществляется в центральных аппаратах, территориальных органах, учреждениях и организациях федеральных органов исполнительной власти по месту службы сотрудников, в том числе: сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации, за исключением указанных абзаце втором настоящего пункта, - в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации на окружном, межрегиональном, региональном уровнях, учреждениях и организациях системы Министерства внутренних дел Российской Федерации по месту службы.

Таким образом, правом на получение единовременной социальной выплаты пользуются только сотрудники, граждане Российской Федерации, уволенные со службы в органах внутренних дел, поставленные на учет для получения единой социальной выплаты в период прохождения службы в органах внутренних дел и принятые до 1 марта 2005 года на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях в соответствующем территориальном органе федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, либо ином федеральном органе исполнительной власти, в котором проходили службу.

Согласно справке ФГКУ «Управление вневедомственной охраны УМВД России по
Оренбургской области» от 31.10.2014 года № 8/79 О-н Н.Л. служил в органах внутренних дел в МОВО при ОВД г. Соль-Илецк и Соль- Илецкого района с 11.08.1988 года по 31.08.2006 года в должности милиционера по охране объектов по договорам. Был уволен из органов внутренних дел приказом № 80 л/с от 31.08.2006 года в соответствии с п. «в» ч. 7 ст. 19 Закона РФ «О милиции».

Выслуга лет на день увольнения составила 20 лет 02 дня 06 дней.           

Данный факт ответчиком в ходе судебного разбирательства не оспаривался.

В марте 2014 года О-н Н.Л. обратился в ФГКУ «Управление вневедомственной охраны УМВД России по Оренбургской области» с заявлением для рассмотрения вопроса о возможности предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения.

Письмом от 17.03.2014 года за № 8/883 ответчиком в адрес истца был направлен ответ, согласно которому пакет документов, направленный истцом, не соответствовал перечню документов необходимых для принятия сотрудника на учет для получения единовременной социальной выплаты.

Кроме того, было указано, что в соответствии со ст. 6 ФЗ от 19.07.2011 года № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», сотрудникам/уволенным со службы в органах внутренних дел может быть предоставлена единовременная социальная выплата при условии, что они были: приняты на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях соответствующим территориальным органом федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, иным федеральным органом исполнительной власти, в котором проходят службу сотрудники, до 01.03.2005 года.

Согласно пояснениям истца, указанные недостатки были им устранены, заявление с приложенными документами направлены вновь.

Письмом от 16.07.2014 года за № 8/3329 ответчиком заявление и пакет документов вновь были вновь возвращены истцу с указанием причин возврата.

Письмом от 12.11.2014 года истцом повторно в адрес ответчика было направлено заявление о принятии на учет для предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или; строительства жилого помещения с пакетом документов.

Письмом от 17.12.2014 года № 8/4925 ответчиком в адрес истца было направлено сообщение, в соответствии с которым О-ну Н.Л. было отказано в постановке на учет для получения единовременной социально выплаты.

В качестве основания отказа было указано, что пакет документов, предоставленный истцом, не соответствует перечню документов, необходимых для принятия сотрудника на учет для получения единовременной выплаты. Также отсутствовала копия финансового лицевого счета, справка о проверке жилищных условий, единый жилищный документ или выписка из домовой книги за последние 5 лет.

Кроме того, О-ну Н.Л. вновь было указано, что право на получение единовременной социальной выплаты имеют сотрудники, принятые на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях до 01.03.2005 года.

В' ходе судебно разбирательства истец подтвердил, что на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении до 01.03.2005 года он не состоял.

При таких обстоятельствах, установив, что истец до 1.03.2005 года не был принят на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий по месту службы, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для признания за О-ным Н.Л. права на получение единовременной социальной выплаты на приобретение или строительство жилья.

Постановка граждан, уволенных со службы в органах внутренних дел до вступления в силу Федерального закона от 19 июля 2011 года N 247-ФЗ на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях соответствующим территориальным органом федерального органа исполнительной области в сфере внутренних дел до 101.03.2005 года является необходимым условием, подтверждающим их нуждаемость в улучшении жилищных условий, без которой право такого да на социальную поддержку государства в виде единовременной социальной выплаты реализовано быть не может.

Кроме прочего, суд отмечает, что постановлением Правительством Российской Федерации 30 декабря 2011 года № 1223 были утверждены Правила предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения сотрудникам танов внутренних дел Российской Федерации, в соответствии с которыми принятие, сотрудника учет, для получения единовременной выплаты осуществляется на основании заявления сотрудника на имя руководителя федерального органа исполнительной власти, органа, в котором указывается, что по прежним местам службы единовременная выплата не предоставлялась. К указанному заявлению прилагаются документы, предусмотренные действующим законодательством.

Однако истцом в нарушение указанных норм не была предоставлена часть документов, обязанность предоставления которых предусмотрена действующим законодательством.

Учитывая вышеизложенное, суд приходит к выводу, что отказ в принятии О-на Н.Л. на учет для получения единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения является законным и обоснованным, принят на основании представленных заявителем документов в пределах предоставленных полномочий.

Следовательно, требования О-на Н.Л. в данной части удовлетворению не подлежат.

Не подлежат удовлетворению и требования истца в части обязания ответчика в постановке истца и внесения его в список на получение социальной выплаты, поскольку отказ в принятии на учет судом признается правомерным и не нарушающим прав истца.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

 

РЕШИЛ:

 

В удовлетворении исковых требований О-на Н.Л. к Федеральному государственному казенному учреждению «Управление вневедомственной охраны Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области» о признании законным отказа в принятии на учет для получения единовременной социальной выплаты, обязании постановки на учет - отказать.

Решение может быть обжаловано в Оренбургский областной суд через Ленинский районный суд г. Оренбурга путем подачи апелляционной жалобы в течение месяца с даты составления мотивированного решения.

Мотивированное решение составлено судом:          07.04.2015 года

.
Судья:                                                            подпись

 

Копия верна.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

 

 

г.Оренбург                                                                                                    02 февраля 2015 года

 

 

Ленинский районный суд  г. Оренбурга Оренбургской области в составе: председательствующего судьи Донцовой Ю.И. Романуша И.С.

истцов Ц-ва Д.В., Ц-вой Н.И., ответчика УМВД РФ по Оренбургской области Матвеенко Ольги представителя третьего лица Межмуниципального управления внутренних  дел  РФ  «Оренбургское»  Краснослободцевой  Людмилы Геннадьевны,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ц-ва Д.В. и Ц-вой Н.И. к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области, Министерству финансов Российской Федерации о возмещении морального вреда,

 

УСТАНОВИЛ:

 

Ц-в Д.В, Ц-ва Н.И. (истцы) обратились в суд с вышеуказанным иском к УМВД России по Оренбургской области по тем основаниям, что 28.10.2013 г. постановлением судьи Ленинского районного суда г. Оренбурга Артамонова А.В., по бездействию отдела полиции № 1 УМВД России по г.Оренбургу и не принятию мер полицейского реагирования жалоба Ц-ва Д.В. и Ц-вой Н.И. удовлетворена в полном объеме. Причинно - следственная связь совершена ответчиком и квалифицируется как бездействие и формализм. Отделом полиции № 1 УМВД России по г.Оренбургу, заявления надлежащем образом не рассмотрены, чем прегражден истцам доступ к правосудию. Тем самым меры, направленные на восстановление, защиту нарушенных прав, свобод и законных интересов истцов не приняты.

Ссылаясь на положения ч.2 ст.7, ч.1 ст.38, ч.2 ст.46, ст. 53 Конституции РФ ст.ст. 16,151,1069,1070,1071 ГК РФ, просили суд признать Ц-ва Д.В. и Ц-ву Н.И. гражданскими истцами и взыскать с УМВД России по Оренбургской области в качестве морального вреда 5 000 000 руб., обязать УМВД России пс Оренбургской области перевести деньги на счет № 42307.810.0.4600.5512555 в течении 2-х недель.

Определением Ленинского районного суда г. Оренбурга от 27.11.2014 г. привлечено к участию в деле в качестве соответчика Министерство финансов РФ.

В ходе судебного разбирательства истцы уточнили исковые требования, указав на то, что исковые требования о возмещении морального вреда в сумме 5 000 000 руб. они обосновывают постановлением Ленинского суда г.Оренбурга от 28.10.2013 г. по бездействию отдела полиции № 1 УМВД России по г. Оренбургу и не принятию мер полицейского реагирования до настоящего времени, что имеет состав длящегося нарушения их прав, что так же подтверждается постановлением Ленинского суда г. Оренбурга судьи Пронькиной Т.Н. от 18.12.2013 г., постановлением Ленинского суда г.Оренбурга судьи Пронькиной Т.Н. от 13.02.2014 г., постановлением Ленинского суда г. Оренбурга судьи Афанаскина В.М. от 07.04.2014 г., постановлением Ленинского суда г. Оренбурга судьи Артамонова А.В. от 23.05.2014 г., постановлением Ленинского суда г. Оренбурга судьи Афанаскина В.М. от 21.08.2014 г., постановлением Ленинского суда г.Оренбурга судьи Артамонова А.В. от 13.10.2014 г., постановлением Ленинского суда г. Оренбурга судьи Коннова А.Г. от 10.12.2014 г..

Тем самым нарушенные права истцов на протяжении длительного времени не восстанавливаются в противоречии действующего законодательства, а бездействие, формализм и волокита подрывают государственные принципы, устои и Конституционные права граждан, а в целом подрывают уважительное отношение к закону и суду. Просительную часть исковых требований оставили без изменения.

В связи с тем, что истцы в обоснование своих требований ссылались на бездействие должностного лица - сотрудника Отдела полиции № 1 УМВД России по г. Оренбургу Ч-о Д.О. определением Ленинского районного суда г. Оренбурга от 22.12.2014 г. Ч-о Д.О., УМВД РФ по г. Оренбургу привлечены к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющего самостоятельных требований.

В связи с тем, что УМВД РФ по г. Оренбургу на основании приказа № 885 от 05.11.2014 г. переименовано в МУ МВД РФ «Оренбургское» в протокольной форме третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований УМВД РФ по г. Оренбургу заменено на надлежащее МУ МВД РФ «Оренбургское».

Третье лицо Ч-о Д.О., надлежаще извещенные о времени и месте настоящего судебного заседания, в него не явились. В связи с чем, суд приступил к рассмотрению дела в порядке ч. 3 ст. 167 ГПК РФ в отсутствие третьего лица.

В настоящем судебном заседании истец Ц-в Д.В. исковые требования поддержал в полном объеме по доводам, изложенным в исковом заявлении, указав при этом, что его права нарушаются на протяжении длительного времени и продолжают нарушаться, а бездействие, формализм и волокита со стороны отдела полиции нарушают его Конституционные права и подрывают устои государства. Истцу причинены нравственные и физические страдания, которые подтверждаются справками станции скорой помощи г.Оренбурга. В пользу каждого истца просил взыскать по 2 500 000 руб. с надлежащего ответчика.

В настоящем судебном заседании истец Ц-ва Н.И. исковые требования поддержала в полном объеме по доводам, изложенным в исковом заявлении, указав при этом, что постановлениями Ленинского районного суда г.Оренбурга установлено бездействие сотрудников и начальника ОП № 1 УМВД России по г. Оренбургу, суд обязал их устранить допущенные нарушения, однако до настоящего времени нарушения не устранены, постановление суда не исполнено. Постановление о признании незаконным бездействия должностного лица в силу ст. 61 ГПК РФ носит преюдициальный характер, таким образом, бездействие должностного лица доказывать не нужно. В результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц ей причинены физические и нравственные страдания, в следствие чего у истицы возникло заболевание - артериальная гипертония, она испытывает постоянные переживания и стрессы, находится в длительной психотравмирующей ситуации.

В настоящем судебном заседании представитель ответчика - УМВД РФ по Оренбургской области Матвеенко О.Н., действуя на основании доверенности, иск не признала по доводам, изложенным в возражениях на исковое заявление.

В настоящем судебном заседании представитель третьего лица - МУ МВД России «Оренбургское» Краснослободцевой Л.Г., действуя на основании доверенности, иск не признала.

В судебном заседании от 30.01.2015 г. представитель Министерства финансов РФ Кулбаисова С.К., действующая на основании доверенности, возражала против удовлетворения требований по доводам, изложенным в отзыве на исковое заявление.

Суд, заслушав пояснения истцов, представителя ответчика УМВД РФ по Оренбургской области, представителя третьего лица МУ МВД России «Оренбургское», исследовав материалы гражданского дела, пришел к выводу о том, что исковые требования истцов удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Согласно положений статьи 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Тем самым исходя из положений ст. 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного гражданину или юридическому лицу, ответственность за который установлена ст. 1069 и 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации, надлежащими ответчиками является Министерство финансов Российской Федерации, если вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, Министерство (управление) финансов субъекта Российской Федерации, когда вред должен возмещаться за счет казны субъекта Российской Федерации либо финансовый отдел муниципального образования, если вред возмещается за счет казны этого образования.

Казна Российской Федерации входит в структуру Министерства Финансов РФ.

Таким образом, надлежащим ответчиком по настоящему гражданскому делу является Министерство финансов РФ.

Перечень нематериальных благ, содержащийся в ст. 150 ГК РФ, защита которых возможна в виде возмещения морального вреда, не является исчерпывающим.

Физические и нравственные страдания выражаются в негативных психических реакциях потерпевшего, переживаниях.

Законодатель определяет моральный вред как физические и нравственные страдания. Нравственные страдания - это синтез эмоциональных переживаний по поводу значимых для личности социальных объектов или явлений, возникающих при нарушении личных неимущественных прав или при посягательстве на нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законом.

Неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме переживаний.

Согласно разъяснениям Постановления Пленума Верховного Суда от 20 декабря 1994 г. N 10 (в ред. от 06.02.2007 N 6) "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора (п. 1).

В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя (п. 3).

При рассмотрении дела установлено, что 14.04.2013 г. старшим УУП ОУУП и ПДН ОП № 1 УМВД России по г. Оренбургу Ч-о Д.О. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Ц-ва Д.В. в отношении своей бывшей супруги Ц-вой В.В. и ее родителей по факту заведомо ложных вызовов полиции, указанное постановление было отменено 24.05.2013 г. заместителем прокурора Ленинского района г.Оренбурга, материалы возвращены на проведение дополнительной проверки.

Так же, постановлением заместителя прокурора Ленинского района г. Оренбурга от 24.10.2013 г. отменено постановление сотрудника ОП № 1 УМВД России по г. Оренбургу Ч-о Д.В. от 24.10.2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела, материалы об отказе в возбуждении уголовного дела направлены в ОП № 1 УМВД России по г. Оренбургу для устранения недостатков и проведения дополнительной проверки.

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Оренбурга Артамонова А.В. от 28.10.2013 г. признано бездействие УУП ОУУП и ПДН ОП № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу Ч-о Д.О., выразившееся в не проведении проверки по заявлению Ц-ва Д.В. по факту ложных вызовов полиции Ц-вой В.В., К-ным В.П., К-ной Л.Г. незаконным. Суд обязал начальника ОП № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу устранить допущенные нарушения. Указанным постановлением установлено, что не были выполнены указания прокурора, не опрошены Ц-ва В.В., К-ны В.П. и Л.Г.

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Оренбурга Пронькиной Т.Н. от

18.12.2013           г. признано незаконным бездействие сотрудников ОП № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу выразившееся в не исполнении постановления Ленинского районного суда г. Оренбурга от 28.10.2013 г.. При этом установлено, что постановление от 28.10.2013 г. не исполнено, проверка не проводилась.

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Оренбурга Пронькиной Т.Н. от

13.02.2014 г. признано незаконным бездействие сотрудников ОП № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу выразившееся в не исполнении постановлений Ленинского районного суда г. Оренбурга от 28.10.2013 г. и 18.12.2013 г.. При этом установлено, что проверка
фактически не проводилась, указания прокуратуры не выполняются, в материале имеются
лишь копия объяснений К-ной Л.Г. от 19.11.2013 г. и Ц-вой В.В. от 17.12.2013 г.

24.02.2014 г. постановлением заместителя прокурора Ленинского района г. Оренбурга отменено постановление УУП ОУУП и ПДН ОП № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу Ч-о Д.О. от 17.02.2014 г. об отказе в возбуждении уголовного дела, материалы возвращены в ОП № 1 УМВД РФ по г.Оренбургу для устранения недостатков и проведения дополнительной проверки.

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Оренбурга Артамонова А.В. от 23.05.2014 г. признано бездействие начальника ОП № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу выразившееся в не исполнении постановлений от 24.02.2014 г. заместителя прокурора Ленинского района г. Оренбурга незаконным и необоснованным, суд обязал его устранить допущенные нарушения. При этом установлено, что дополнительная проверка не проведена, указания о присоединении материала к материалу проверки №2-2998-13 по заявлению от 01.04.2013 г. не выполнены.

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Оренбурга Афанаскина В.М. от 21.08.2014 г. признано бездействие начальника ОП № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу выразившееся в не исполнении постановления Ленинского районного суда г. Оренбурга от 23.05.2014 г. необоснованным, суд обязал устранить допущенные нарушения..

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Оренбурга Коннова А.Г. от 10.12.2014 г. признано бездействие начальника ОП № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу при рассмотрении заявления о привлечении к уголовной ответственности К-ных по ст. ст. 117, 161 УК РФ , суд обязал его устранить допущенные нарушения.

Таким образом, из постановлений, представленных суду, следует, что начиная с 2013 года в ОП № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу неоднократно отказывали в возбуждении уголовного дела по заявлению Ц-ва Д.В. в отношении своей бывшей супруги Ц-вой В.В. и ее родителей по факту заведомо ложных вызовов полиции. Так же неоднократно прокуратура Ленинского района г. Оренбурга отменяла данные постановления и материал направлялся на дополнительную проверку. Истцами неоднократно подавались жалобы в суд на бездействия сотрудников и начальника ОП № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу, по результатам рассмотрения которых бездействие начальника и сотрудников ОП № 1

УМВД РФ по г. Оренбургу признавались незаконными и возлагалась обязанность устранить нарушения.

Законность вынесенных постановлений с точки зрения уголовного процессуального законодательства и Уголовного кодекса РФ вправе оценивать вышестоящие органы, суд при рассмотрении жалоб по ст. 125 Уголовного процессуального кодекса РФ.

Следовательно, допущенные сотрудниками и начальником ОП № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу нарушения процессуальных норм при проведении проверок устранены в результате удовлетворения судом жалоб истцов и отмене постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.

Суд в рамках данного дела при подаче искового заявления дает оценку обоснованности требований при наличии спора о праве, а именно законности действий правоохранительных органов, устанавливает факт перенесения истцами физических и нравственных страданий от действий сотрудников ОП № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу, проверяет обоснованность определения размера компенсации морального вреда.

В соответствии со ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Установленный действующим законодательством механизм защиты личных неимущественных прав (ст. ст. 151, 1100, 1101 Гражданского Кодекса РФ), предоставляя гражданам возможность самостоятельно выбирать адекватные способы судебной защиты, не освобождает их от бремени доказывания самого факта причинения морального вреда и обоснования размера денежной компенсации.

Предметом доказывания по иску о компенсации морального вреда является совокупность юридических фактов (юридический состав), образующих основание иска.

Основанием иска о компенсации морального вреда служит виновное совершение ответчиком противоправного деяния, повлекшего причинение истцу физических или нравственных страданий.

Кроме того, необходимым условием возложения обязанности возместить ущерб является причинная связь между противоправным деянием и возникшим вредом.

Наличие причинной связи между противоправным действием и моральным вредом предполагает, что противоправное действие должно быть необходимым условием наступления негативных последствий в виде физических или нравственных страданий.

В силу изложенных выше норм на истца возлагается обязанность доказать наличие такого состояния именно в связи с нарушением личных неимущественных прав либо посягающих на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности, вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

Согласно п. 2 ст. 1099 ГК РФ моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

По смыслу приведенных норм, право на компенсацию морального вреда возникает, по общему правилу, при нарушении личных неимущественных прав гражданина или посягательстве на иные принадлежащие ему нематериальные блага, и только в случаях, прямо предусмотренных законом, такая компенсация может взыскиваться при нарушении имущественных прав гражданина.

Однако, признание постановления об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным, при отсутствии доказательств наличия оснований для возбуждения уголовного дела, не свидетельствует о нарушении личных неимущественных прав либо о посягании на принадлежащие гражданину нематериальные блага.

Вынесенные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела являются процессуальными действиями в рамках проведения проверки сообщения о преступлении. То обстоятельство, что постановления об отказе в возбуждении уголовного дела неоднократно отменялись, не свидетельствуют о незаконности действий сотрудников органов внутренних дел, а лишь указывают на то, что требовалось проведение дополнительных мероприятий.

К тому же отмена постановления об отказе в возбуждении уголовного дела не свидетельствует о неправомерности действий сотрудника, поскольку в данном случае дается оценка обстоятельствам с учетом требований процессуальных норм, регулирующих порядок проведения проверки, право на обжалование результатов проверки заинтересованными лицами.

В ходе проведенной проверки осуществлен большой объем работы, а недостижение желаемого истцами результата проверки, не свидетельствует о наличии вины ответчиков.

Длительный период времени, использованный на проведение проверок не дает оснований для взыскания компенсации морального вреда.

Действующим законодательством не предусмотрено возмещение морального вреда в случае признании незаконными постановлений должностных лиц органов полиции, следствия, прокуратуры об отказе в возбуждении уголовных дел. Доказательств нарушения должностными лицами ОП № 1 УМВД России по г. Оренбургу личных неимущественных прав истцов материалы дела не содержат.

При наличии вступившего в законную силу постановления о признании действий/бездействий должностного лица незаконными истец не освобожден от обязанности доказывания причинения вреда и наличия причинно-следственной связи между незаконными действиями должностных лиц и причиненным моральным вредом.

С учетом положений статей 151, п. 2 ст. 1070, 1069, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, само по себе признание судебным постановлением незаконности в определенный период бездействия должностных лиц органов полиции не может являться безусловным основанием для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда.

С учетом выше изложенного доводы истцов о том, что постановлениями Ленинского районного суда г. Оренбурга установлено бездействие сотрудников и начальника ОП № 1 УМВД России по г. Оренбургу незаконным, бездействие должностных лиц, которое установлено и не требует доказывания повлекло нарушении прав истцов, причинило им физические и нравственные страдания являются несостоятельными поскольку наличие причинной связи между противоправным действием (бездействием) должностных лиц и наступлением негативных последствий в виде физических или нравственных страданий истцами не доказана.

Ссылка на ст.61 ГПК РФ не может быть принята во внимание, поскольку положения данной статьи к данным обстоятельствам не применимы.

В обоснование размера ущерба и причинении физических страданий в качестве доказательств по делу истцами представлены справки, выданные «Городской станцией скорой медицинской помощи» г. Оренбурга, из которых следует, что Ц-ва Н.И. в 2014 г. неоднократно обращалась за медицинской помощью, ей устанавливались диагнозы: Ситуационный невроз, артериальная гипертония, осложненная форма, риск III, так же за медицинской помощью в станцию скорой помощи обращался и Ц-в Д.В., которому был установлен диагноз: ситуационный невроз.

Вместе с тем сами по себе указанные доказательства не свидетельствуют о том, что заболевание истцов возникло именно в результате действия (бездействия) ответчиков.

Иных же доказательств наличия причинной связи между таким состоянием истцов и действия (бездействия) ответчиком материалы дела не содержат.

Довод истцов о том, что в связи с ненадлежащим рассмотрением их заявления им прегражден доступ к правосудию не свидетельствует о нарушении вышеуказанными действиями личных неимущественных прав истцов, причинно-следственной связи между этими элементами отсутствует.

В виду того, что истцами, в нарушение положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не представлено доказательств наличия совокупности условий для возложения на ответчиков гражданско-правовой ответственности. Не представлено доказательств нарушения личных неимущественных прав истца должностными лицами органов полиции, наличия причинной связи между физическими и нравственными страданиями истца, выразившимися в душевных переживаниях, ухудшении состояния здоровья и действиями (бездействием) должностных лиц. Как не представлено истцом и доказательств ухудшения их здоровья в период совершения действий, признанных судом незаконными отсутствуют правовые основания для удовлетворения требований истцов о взыскании денежной компенсации морального вреда, поэтому в удовлетворении исковых требований истцам следует отказать.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

 

РЕШИЛ :

 

В удовлетворении исковых требований Ц-ва Д.В. и Ц-вой Н.И. к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области, Министерству финансов Российской Федерации о возмещении морального вреда - отказать.

Решение может быть обжаловано в Оренбургский областной суд через Ленинский районный суд города Оренбурга Оренбургской области в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

 

Судья:                         подпись                                      Донцова Ю.И.

 

Решение суда в окончательной форме изготовлено 06 февраля 2015 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ


г. Оренбург                                                                                                                                14 апреля 2015 года

 

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда

в составе:

председательствующего судьи Судак О.Н., судей Фединой Е.В., Сенякина И.И., при секретаре Рассейно Н.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Ц-ва Д.В. и Ц-вой Н.И. на решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 02 февраля 2015 года по делу по иску Ц-ва Д.В. и Ц-вой Н.И. к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области, Министерству финансов Российской Федерации о возмещении морального вреда.

Заслушав доклад судьи Судак О.Н., объяснения истцов Ц-вой И.11., Ц-ва Д.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителей ответчиков - УМВД по Оренбургской области Матвеенко О.Н., - Министерства финансов РФ Кулбаисовой С.К., - МУ ОВД «Оренбургское» Лапшиной Н.В., возражавших против доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Ц-в Д.В, Ц-ва Н.И. обратились в суд к УМВД России по Оренбургской области с вышеуказанным иском, в котором просили признать их гражданскими истцами и взыскать с ответчика в качестве морального вреда 5 ООО ООО руб., обязать УМВД России по Оренбургской области перевести деньги на счет № 42307.810.0.4600.5512555 в течение двух недель.

В обоснование исковых требований истцы указали, что 28.10.2013 года постановлением Ленинского районного суда г. Оренбурга по их жалобе на бездействие отдела полиции № 1 УМВД России по г.Оренбургу и не принятие мер полицейского реагирования их требования удовлетворены в полном объеме. Отделом полиции № 1 УМВД России по г.Оренбургу заявления надлежащим образом не рассмотрены, чем по мнению истцов, прегражден доступ к правосудию, поскольку меры, направленные на восстановление, защиту нарушенных прав, свобод и законных интересов истцов не приняты.

Определением Ленинского районного суда г. Оренбурга от 27 ноября 2014 года к участию в деле в качестве соответчика привлечено Министерство финансов РФ.

Определением Ленинского районного суда г. Оренбурга от 22 декабря 2014 ч года к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, привлечены должностное лицо - сотрудник Отдела полиции № 1 УМВД России по г. Оренбургу Ч-о Д.О. и УМВД РФ по г. Оренбургу, переименованное на основании приказа № 885 от 05.11.2014 года в МУ МВД РФ «Оренбургское».

В ходе рассмотрения дела истцы уточнили основание иска, указав, что исковые требования о возмещении морального вреда в сумме 5 ООО ООО руб. они обосновывают постановлением Ленинского суда г.Оренбурга от 28.10.2013 года о признании бездействия отдела полиции № 1 УМВД России по г. Оренбургу незаконным, а также не принятием мер полицейского реагирования до настоящего времени, что имеет состав длящегося нарушения их прав, и подтверждается постановлениями Ленинского суда г.Оренбурга от 18.12.2013 года, от 13.02.2014 года, от 07.04.2014 года, от 23.05.2014 года, от 21.08.2014 года, от 13.10.2014 года, от 10.12.2014 года.

Обжалуемым решением Ленинского районного суда г. Оренбурга от 02 февраля 2015 года в удовлетворении исковых требований Ц-ва Д.В. и Ц-вой Н.И. отказано.

В апелляционной жалобе истцы Ц-в Д.В. и Ц-ва Н.И. просят об отмене указанного решения суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

В суд апелляционной инстанции третье лицо Ч-о Д.О. не явился, о времени и месте рассмотрения дела был извещен надлежащим образом, сведений об уважительных причинах неявки суду не представил, об отложении и

переносе слушания по апелляционной жалобе не ходатайствовал. С учетом изложенного, судебная коллегия определила рассмотреть данное дело в порядке ст. 167 ГПК РФ в отсутствии неявившихся лиц.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия не усматривает оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, для отмены правильного по существу решения суда, при этом исходит из следующего.

В соответствии ст. 53 Конституции РФ гарантирует каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В соответствии с п. 2 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных п. 1 указанной статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ст. 1069 ГК РФ.

Согласно ст. 1069 ГК РФ, вред причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет, соответственно, казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Следовательно, данным законом регламентированы специальные условия и порядок возмещения вреда, причиненного в результате незаконных действий органов государственной власти или их должностных лиц.

В соответствии со ст. ст. 151, 1101 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

По смыслу указанных норм, а также ст. 16 Гражданского кодекса Российской Федерации, истец, полагавший, что незаконными действиями (бездействием) должностных лиц прокуратуры, органов дознания и следствия, ему причинен вред, обязан, в силу положений ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доказать ряд обстоятельств: факт причинения ему вреда, размер вреда, неправомерность (незаконность) действий (бездействия) причинителя вреда, а также причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) и наступившим вредом. Отсутствие одного из названных элементов является основанием для отказа в иске.

Как следует из представленных суду доказательств, начиная с 2013 года в отделе полиции № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу неоднократно отказывали в возбуждении уголовного дела по заявлению Ц-ва Д.В. в отношении своей бывшей супруги Ц-вой В.В. и ее родителей по факту заведомо ложных вызовов полиции. Так же неоднократно прокуратура Ленинского района г. Оренбурга отменяла данные постановления, и материал направлялся на дополнительную проверку.

Постановлением Ленинского районного суда г. Оренбурга от 28 октября 2013 года признано незаконным бездействие УУК ОУУП и ИДИ отдела полиции № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу Ч-о Д.О., выразившееся в не проведении проверки по заявлению Ц-ва Д.В. по факту ложных вызовов полиции Ц-вой В.В., К-ным В.П., К-ной Л.Г. Суд возложил на начальника ОП № I УМВД по г. Оренбургу устранить допущенные нарушения.    •

Истцами неоднократно подавались жалобы в суд на бездействия сотрудников и начальника ОП № 1 УМВД РФ по г. Оренбургу, по результатам рассмотрения которых бездействие начальника и сотрудники» ОП №1 УМВД РФ по г.Оренбургу признавались незаконными и возлагалась обязанность устранить нарушения.

Разрешая спор по существу, оценив в совокупности доказательства собранные по делу, установленные в процессе его разбирательства фактические обстоятельства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных исковых требований, поскольку предусмотренных законом оснований для взыскания компенсации морального вреда не имеется, доказательств нарушения должностными лицами ОП № 1 У МВД России по г. Оренбургу личных неимущественных прав истцов материалы дела не содержат.

Выводы суда подробно мотивированы в решении, соответствуют содержанию доказательств, собранных и исследованных в соответствии со ст. ст. 56, 67 ГПК РФ, и не вызывают у судебной коллегии сомнений в их законности и обоснованности.

При этом, истцы в силу ст. 56 ГПК РФ обязаны были представить доказательства наступления вреда, противоправности поведения причинителя вреда и причинную связь между двумя первыми элементами..

Материалы гражданского дела не содержат достаточных относимых и ' допустимых доказательств того обстоятельства, что в связи с бездействием сотрудников полиции, истцы претерпели моральные и нравственные страдания, либо этим бездействием были нарушены их личные неимущественные нрава.

Кроме того, судебная коллегия отмечает, что действующее законодательство не предусматривает возможности компенсации морального вреда потерпевшему в случае признания бездействия (действий) следователя, дознавателя незаконными в порядке ст. 125 УПК РФ, и сам по себе факт признания незаконным бездействия (действий, решений) сотрудников правоохранительных органов безусловным основанием для компенсации морального вреда не является.

Органы дознания и следствия вправе самостоятельно определять направление расследования, проведения проверки по сообщению о преступлении и совершать определенные процессуальные действия, а потерпевший (заявитель) в случае несогласия с действиями следователя, дознавателя вправе их обжаловать. Иного способа защиты прав заявителя, потерпевшего в данном случае не предусмотрено. Вынесение постановлений Об отказе в возбуждении уголовного дела, равно как и принятие решений об отмене таких постановлений являются процессуальными полномочиями соответствующих должностных лиц.

При таких обстоятельствах процессуальные права истцов не были нарушены, как и не был затруднен их доступ к правосудию, вопреки утверждению заявителей об обратном.

С учетом изложенного, достаточных правовых и фактических оснований для удовлетворения исковых требований о компенсации морального вреда на основании ст. 1069 ГК РФ не имеется.

Ссылка в жалобе о наличии косвенной заинтересованности суда в исходе дела, является голословной, не подтверждается материалами дела и потому является несостоятельной.

Мотивы, по которым суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований, а также оценка доказательств, подтверждающих эти выводы, приведены в мотивировочной части решения суда, и считать их неправильными у судебной коллегии не имеется оснований.

В соответствии с ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны его выводы об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Решение суда первой инстанции полностью соответствует требованиям данной нормы процессуального права.

Доводы апелляционной жалобы не содержат указаний на обстоятельства, которые нуждаются в дополнительной проверке, они направлены на иное толкование норм действующего законодательства и переоценку собранных по делу доказательств, поэтому не могут повлечь отмену законного и обоснованного решения суда.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия находит решение суда принятым при правильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, с учетом доказанности этих обстоятельств, при правильном применении норм материального и процессуального права. Оснований к отмене решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

 

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 02 февраля 2015 года осттавить без изменения, а апелляционную жалобу Ц-ва Д.В. Ц-вой Н.И. — без удовлетворения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

 

28 апреля 2015 года                                                                                                 г.Оренбург

 

Ленинский районный суд города Оренбурга Оренбургской области

\\в составе:

председательствующего: судьи Чадова А.А., при секретаре: Соцук Д.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску С-ы Д.В. к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области о признании решения аттестационной комиссии незаконным, приказа о расторжении контракта и увольнении со службы незаконными, восстановлении на работе, взыскании заработной платы,

 

УСТАНОВИЛ:

 

С-а Д.В. обратился в суд с вышеуказанным иском к ответчику, указав, что приказом СУ УМВД России по Оренбургской области № 4 л.с. от 29.01.2015 г. с ним был расторгнут контракт и он был уволен по пункту 5 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» (в связи с несоответствием сотрудника замещаемой должности в органах внутренних дел на основании рекомендации аттестационной комиссии).

С приказом он не согласен, считает его необоснованным и незаконным: он проработал в органах внутренних дел около 16 лет, в период работы ему неоднократно присваивались очередные звания, он неоднократно поощрялся и назначался на вышестоящие должности, ему было присвоено звание майора юстиции, длительное время работал в должности следователя и старшего следователя. Полагает, что аттестация проведена формально, без должного изучения его работы за весь периоды службы в органах внутренних дел, в ходе аттестации ему не высказаться и объяснить, что он понял свои ошибки и намерен их исправить в дальнейшем, а отзыв о выполнении служебных обязанностей был составлен таким образом, чтобы у членов комиссии не осталось иной возможности, кроме как рекомендовать уволить его из органов внутренних дел, в то время как его характеристика, изложенная в отзыве, является необъективной, а факты - не соответствуют действительности.

Просил суд признать приказ СУ УМВД России по Оренбургской области № 4 л.с. от 29.01.2015 г. о расторжении контракта и увольнении его со службы в органах внутренних дел по пункту 5 ч.2 ст.82 Федерального закона от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ - незаконным. Восстановить его на работе в прежней должности - следователя отделения по расследованию преступлений против собственности отдела по расследованию преступлений на территории октябрьского района следственного управления УМВД России по городу Орску в звании майора юстиции и взыскать с ответчика в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула по день вынесения решения.

Также С-а Д.В. обратился в суд с исковым заявлением к УМВД России по Оренбургской области о признании незаконной по тем же основаниям рекомендации аттестационной комиссии 14.01.2015 г. о несоответствии его замещаемой должности в органах внутренних дел.

Определением суда настоящие гражданские дела объединены в одно производство.

В ходе судебного разбирательства истец уточнил исковые требования, окончательно просил суд признать пункт 5 приказа СУ УМВД России по Оренбургской области № 4 л.с. от 29 января 2015 года о расторжении контракта и увольнении со службы в органах

внутренних дел России по пункту 5 ч.2 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ на основании рекомендации аттестационной комиссии - незаконным. Восстановить его на работе в прежней должности следователя отделения по расследованию преступлений против собственности отдела по расследованию преступлений на территории октябрьского района следственного управления УМВД России по городу Орску в звании майора юстиции. Взыскать с ответчика в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула по день вынесения решения. Признать решение аттестационной комиссии от 14.01.2015 г. и рекомендацию аттестационной комиссии от 14.01.2015 г. о несоответствии его замещаемой должности в органах внутренних дел и увольнении со службы в органах внутренних дел - незаконными.

В судебном заседании истец С-а Д.В., его представитель - адвокат Б-в А.А., действующий на основании ордера, исковые требования поддержали в полном объеме, просили удовлетворить.

Представитель ответчика Липкович Л.И., действующий по доверенности. Возражал в удовлетворении исковых требований С-ы Д.В. по основаниям, изложенным в письменном отзыве, в иске просил отказать.

Заслушав пояснения сторон и их представителей, показания свидетелей, заключение прокурора, полагавшего необходимым отказать в удовлетворении исковых требований, изучив материалы дела, суд приходит к следующему выводу:

В соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел в связи с несоответствием сотрудника замещаемой должности в органах внутренних дел - на основании рекомендации аттестационной комиссии.

Расторжение контракта по данному основанию осуществляется по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя (ч. 6 ст. 82 указанного Федерального закона).

Согласно ст. 33 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» аттестация сотрудника органов внутренних дел проводится в целях определения его соответствия замещаемой должности в органах внутренних дел.

Внеочередная аттестация сотрудника органов внутренних дел проводится, в том числе по предложению уполномоченного руководителя при рассмотрении вопроса об увольнении сотрудника со службы в органах внутренних дел, а также в случае, если сотрудник не прошел проверку на профессиональную пригодность к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

Для проведения аттестации сотрудников органов внутренних дел приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя создается аттестационная комиссия. Обсуждение и голосование проводятся при наличии не менее двух третей членов аттестационной комиссии. Результаты голосования определяются большинством голосов членов аттестационной комиссии. По результатам аттестации сотрудника органов внутренних дел аттестационная комиссия вправе принять решение, что сотрудник не соответствует замещаемой должности в органах внутренних дел и подлежит увольнению со службы в органах внутренних дел.

Сотрудник органов внутренних дел вправе обжаловать рекомендации аттестационной комиссии в соответствии со статьей 72 настоящего Федерального закона.

Как следует из материалов дела, С-а Д.В. проходил службу в органах внутренних дел, с 14.08.1996 г., в том числе в должности   следователя отдела по расследованию преступлений на территории Октябрьского района СУ УМВД России по городу Орску - с 15.09.2014 г., что подтверждается контрактом о прохождении службы в органах внутренних дел РФ от 15.05.2012 г. и дополнительными соглашениями к нему, приказом СУ УМВД России по Оренбургской области № 41 л.с. от 11.09.2014 г.

Согласно заключения служебной проверки от 20.11.2014 г., проведенной следователем ОЗО СУ УМВД России по Оренбургской области З-вой Л.М. по поручению заместителя начальника УМВД России по Оренбургской области - начальника СУ УМВД Белева Р.Ф., в связи с систематическим нарушением положений Уголовно-процессуального кодекса РФ при расследовании уголовных дел, в отношение майора юстиции - следователя отдела по расследованию преступлений на территории Октябрьского района СУ УМВД России по г.Орску С-ы Д.В. предложено провести внеочередную аттестацию для решения вопроса о прекращении сотрудником службы в органах внутренних дел в связи с расторжением контракта в соответствие с п. 5 ч.2 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Как следует из представленных ответчиком документов, приказом начальника СУ УМВД России по Оренбургской области № 5 от 15.01.2014 г. была создана постоянно действующая комиссия в Следственном управлении УМВД России по Оренбургской области. Тем же приказом утверждено Положение об аттестационной комиссии Следственного управления УМВД России по Оренбургской области.

Аттестация сотрудников органов внутренних дел проводится в соответствии с Порядком, утвержденным приказом МВД России от 14 марта 2012 г. № 170.

Указанным Порядком, в том числе, предусмотрено совершение работодателем при проведении подготовки аттестации следующих мероприятий:

п. 20.2 - кадровое подразделение в течение пяти рабочих дней со дня принятия решения о проведении внеочередной аттестации знакомит под расписку аттестуемых сотрудников с указанным решением.

п. 23 - при подготовке мотивированного отзыва непосредственный руководитель (начальник) обязан провести с аттестуемым сотрудником индивидуальную беседу: разъяснить основания и порядок проведения аттестации, ответственность сотрудника за неявку на аттестацию.

п. 27 - секретарь аттестационной комиссии не менее чем за один рабочий день до проведения аттестации знакомит аттестуемого сотрудника под расписку с мотивированным отзывом, а также с датой и местом проведения заседания аттестационной комиссии.

Сотрудники органов внутренних дел, не прошедшие внеочередную аттестацию и (или) отказавшиеся продолжить службу в органах внутренних дел на иных, в том числе, нижестоящих, должностях, подлежат увольнению в установленном порядке по основаниям, предусмотренным Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации.

Действующим законодательством обязанность доказывания законности увольнения возложена на работодателя. Поскольку основанием для увольнения истца послужили результаты внеочередной аттестации, оспариваемые истцом по мотиву нарушения процедуры ее проведения, обязанность доказывания соблюдения установленных требований при проведении аттестации возлагалась на ответчика, которым в соответствии со ст. 56 ГПК РФ представлены суду доказательства в обоснование своих возражений.

В материалы дела представлены распоряжения начальника Следственного управления УМВД России по Оренбургской области № 29 от 28.11.2014 г., № 30 от 10.12.2014 г., № 31 от 30.12.2014 г. о проведении заседаний аттестационной комиссии в целях внеочередной аттестации майора юстиции С-ы Д.В., которые неоднократно откладывались ввиду неявки истца на заседание комиссии. С распоряжением № 1 от

13.01.2015 г. о проведении заседания аттестационной комиссии 14.01.2015 г. истец ознакомлен под роспись 13.01.2015 г. - в установленные названным выше Порядком сроки.

Также 01.12.2014 г. истец ознакомлен с отзывом о выполнении сотрудником служебных обязанностей, составленным заместителем начальника СУ УМВД России по г.Орску, содержащим предложение аттестационной комиссии о несоответствии истца замещаемой должности в органах внутренних дел, с Сиротой Д.В. проведена беседа, он надлежаще извещен о дате и месте проведения заседания аттестационной комиссии.

По результатам аттестации 14.01.2015 г., как следует из протокола заседания аттестационной комиссии № 1, истец единогласным решением признан несоответствующим замещаемой должности в органах внутренних дел и подлежащим увольнению со службы в органах внутренних дел.

В тот же день - 14.01.2015 г., в соответствие с частью 1 статьи 85 Федерального закона от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ, истец под роспись уведомлен о расторжении контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел Российской Федерации с 29.01.2015 г. С истцом также 19 и 29 января 2015 г. проведены беседы в соответствие с п. 12 приложения № 2 к приказу МВД России от 30.11.2012 г. № 1065 в связи с увольнением из органов внутренних дел. 19.01.2015 г. истец ознакомлен и с представлением об увольнении из органов внутренних дел.

Согласно выписки из приказа СУ УМВД России по Оренбургской области № 4 л.с. от 29.01.2015 г., истец уволен из органов внутренних дел по пункту 5 части 2 статьи 85 Федерального закона от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ (в связи с несоответствием сотрудника замещаемой должности в органах внутренних дел - на основании рекомендации аттестационной комиссии).

Оценив представленные в материалы дела доказательства, суд приходит к выводу о том, что нарушений при проведении аттестации ответчиком не допущено, в связи с чем, результаты аттестации являются законными.

Доводы истца о необъективности составленного отзыва о выполнении служебных обязанностей, и, как следствие, принятой аттестационной комиссией рекомендации, судом отклоняются как необоснованные, поскольку мотивы написания такого отзыва об исполнении истцом служебных обязанностей, озвученные допрошенным в судебном заседании заместителем начальника СУ УМВД России по г.Орску Болтовым С.С, объективно подтверждены представленными в материалы дела доказательствами: многочисленными служебными проверками, которыми установлены волокита и нарушение норм Уголовно-процессуального законодательства при расследовании уголовных дел, приказами о привлечении к истца к дисциплинарной ответственности, справками о работе истца. Аттестационная комиссия при проведении аттестации была ознакомлена с отзывом, личным делом, содержащим, в том числе, и его поощрения, а также заключениями служебных проверок, что подтвердил также и свидетель М-ва Э.Р., участвовавшая в заседании комиссии.

Факт ненадлежащего исполнения служебных обязанностей истцом подтвержден материалами дела и доказательств обратного суду не представлено, он неоднократно привлекался к дисциплинарной ответственности, причем, указанные приказы им не оспорены в установленном порядке. Утверждения истца о том, что аттестация была проведена по отношению к нему предвзято, также не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Довод истца о том, что во время аттестации ему не была предоставлена возможность высказаться в свое оправдание, либо представить дополнительные материалы, опровергается протоколом заседания комиссии № 1 от 14.01.2015 г.

Кроме того, в соответствие с п.29 Порядка, утвержденного приказом МВД России от 14 марта 2012 г. № 170, аттестуемый сотрудник вправе в письменной форме выразить свое несогласие с мотивированным отзывом и представить на заседание аттестационной комиссии дополнительные сведения, в том числе о достигнутых им результатах в служебной деятельности, однако указанным правом истец не воспользовался.

Несостоятельным является и довод истца о пропуске ответчиком срока для привлечения его к дисциплинарной ответственности, установленного п.7 ст.50 Федерального закона от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ, поскольку основанием к увольнению истца явился не конкретный дисциплинарный проступок, по которому проводилась служебный проверка от 20.11.2014 г., а результат внеочередной аттестации и рекомендации аттестационной комиссии о несоответствии истца замещаемой должности в органах внутренних дел. По тем же основаниям отклоняется и довод истца о том, что внеочередная аттестация была проведена в отсутствие процессуального решения СУ СК России по Оренбургской области по допущенным им нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, установленным заключением служебной проверки от 20.11.2014 г.

Нельзя согласиться с доводами истца о незаконности состава аттестационной комиссии: нахождение члена аттестационной комиссии Ерофеевой Е.О. в очередной ежегодном отпуске не является препятствием к участию ее в заседании комиссии, поскольку действующее законодательство не содержит таких запретов, а отсутствие в составе комиссии сотрудника юридической службы, нарушающего, по мнению истца, предписания п. 10 Приказа МВД России от 14.03.2012 г. № 170, обусловлено отсутствием юридической службы в составе Следственного управления УМВД России по Оренбургской области как таковой, что подтверждается представленной в материалы дела выпиской из штатного расписания.

Отклоняется судом и довод истца о том, что в нарушение п.23 Приказа МВД России от 12.03.2012 г. № 170 с ним не проводилась индивидуальная беседа, поскольку указанное опровергается показаниями свидетеля Б-ва С.С, допрошенного в судебном заседании и подтвердившего факт такой беседы. Кроме того, целью проведения индивидуальной беседы, в соответствие с п.23 Порядка, является разъяснение оснований и порядка проведения аттестации, ответственности за неявку на аттестацию. Как видно из дела, основания проведения внеочередной аттестации С-те Д.В. были известны, он был ознакомлен с заключением служебной проверки, мотивированным отзывом, датой и местом проведения заседания аттестационной комиссии, предупрежден об ответственности за неявку на аттестацию. Своего несогласия с отзывом в письменной форме не выразил и дополнительных сведений на заседание аттестационной комиссии не представил.

Поскольку истец по результатам аттестации был признан несоответствующим замещаемой должности и подлежащим увольнению со службы в органах внутренних дел, суд соглашается с доводом ответчика о законности увольнения С-ы Д.В. по п. 5 ч. 2 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Доказательств, свидетельствующих о нарушении ответчиком процедуры наложения дисциплинарного взыскания в виде увольнения, истцом в материалы дела не представлено.

При таких обстоятельствах, оснований для удовлетворения требований С-ы Д.В. о восстановлении его на работе и взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула, не имеется, поскольку данные требования являются производными от требований о признании приказа об увольнении незаконным.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

 

РЕШИЛ:

 

В удовлетворении исковых требований С-ы Д.В. к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области о признании решения и рекомендации аттестационной комиссии незаконным, приказа о расторжении контракта и увольнении со службы незаконными, восстановлении на работе, взыскании заработной платы - отказать.

Решение может быть обжаловано путем подачи апелляционной жалобы в Оренбургский областной суд через Ленинский районный суд города Оренбурга в течение одного месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

 

Судья:        /подпись/

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2-3783/2015

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
13 мая 2015 года                                                                                                город Оренбург

Ленинский районный суд г. Оренбурга Оренбургской области, в составе председательствующего судьи Кириченко А.Д., при секретаре Василюк О.А.,

с участием истца К-на В.А., представителя ответчика Казанкиной Елены Владимировны,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К-на В-ра А-ча к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области о предоставлении единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилья,

 

УСТАНОВИЛ:

 

К-н В.А. (истец) обратился в суд с вышеуказанным иском к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области (далее Управление) о предоставлении единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилья, указав, что он в период с ноября 1993г. по март 2015г. проходил службу в органах внутренних дел. В соответствии с приказом от 24 марта 2015 года №40 л/с он был уволен со службы на основании п. 8 ч.2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" - по состоянию здоровья. Истец полагал, что он имеет право на получение единовременной социальной выплаты, предусмотренной статьей 4 Федерального закона от 19 июля 2011 года N 247 - ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации", которое сохраняется за ним и после увольнения со службы, поскольку он имеет стаж работы в органах внутренних дел более 10 лет в календарном исчислении и в период службы он был принят на учет в качестве имеющего право на получение данной одновременной выплаты. Нормативно - правовыми актами не установлен срок, когда должна быть произведена данная выплата. Вместе с тем, истец полагал, что она должна быть выплачена ему ответчиком при увольнении, и не может быть поставлена в зависимость от поступления финансирования. До настоящего момента единовременная социальная выплата ему не предоставлена, в связи с чем обратился в суд.

Просил суд: обязать УМВД России по Оренбургской области выплатить ему единовременную социальную выплату на приобретение или строительство жилого помещения, в размере установленном законом в течение 3 месяцев с момента постановления решения суда.

В судебном заседании истец К-н В.А. заявленные требования поддержал в полном объеме, пояснил суду, что за время службы в органах внутренних дел жильем обеспечен не был, единовременную социальную выплату не получал. На протяжении многих лет вынужден проживать вместе со своей семьей в крайне стесненных жилищных условиях. Считает, что его право на получение выплаты не может ставиться в зависимость от поступления финансирования на эти цели.

Представитель ответчика Казанкина Е.В., действующая на основании доверенности, возражала против удовлетворения заявления. Пояснила суду, что право истца на получение единовременной социальной выплаты на строительство или приобретение жилого помещения ответчиком не оспаривается. Нарушений действующего законодательства ответчиком не допущено, право истца не нарушено и будет реализовано в порядке очередности в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных федеральному органу исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Заслушав пояснения лиц участвующих в деле, изучив материалы дела, суд приходит к следующему:

Обеспечение сотрудника полиции жилым помещением, согласно части 1 статьи 44 Федерального закона от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции" (далее - Федеральный закон "О полиции"), осуществляется за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета посредством предоставления ему служебного жилого помещения или жилого помещения в собственность либо единовременной социальной выплаты на его приобретение в порядке и на условиях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Такими федеральными законами являются сам Федеральный закон "О полиции", согласно части 1 статьи 47 которого финансовое обеспечение деятельности полиции, включая гарантии социальной защиты сотрудников полиции, выплат и компенсаций, предоставляемых (выплачиваемых) сотрудникам полиции, членам их семей и лицам, находящимся на их иждивении, в соответствии с законодательством Российской Федерации, является расходным обязательством Российской Федерации и обеспечивается за счет средств федерального бюджета, а также Федеральный закон от 19 июля 2011 года N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской

Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее -Федеральный закон N 247-ФЗ").

В соответствии со ст. 4 данного Федерального закона N 247-ФЗ, сотрудник, имеющий стаж службы в органах внутренних дел не менее 10 лет в календарном исчислении, имеет право на единовременную социальную выплату для приобретения или строительства жилого помещения один раз за весь период государственной службы, в том числе службы в органах внутренних дел (далее - единовременная социальная выплата).

Единовременная социальная выплата предоставляется сотруднику в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных федеральному органу исполнительной власти в сфере внутренних дел, иному федеральному органу исполнительной власти, в котором проходят службу сотрудники, по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, руководителя иного федерального органа исполнительной власти, в котором проходят службу сотрудники.

Право на единовременную социальную выплату сохраняется за гражданами Российской Федерации, уволенными со службы в органах внутренних дел с правом на пенсию и принятыми в период прохождения службы на учет в качестве имеющих право на получение единовременной социальной выплаты (часть 6 статьи 4 Федерального закона N 247-ФЗ).

Из материалов дела следует, что истец в период с 17.11.1993 г. по 24.03.2015 г. проходил службу в УМВД России по Оренбургской области.

Приказом УМВД России по Оренбургской области от 24.03.2015 г. №40 л/с был уволен со службы на основании п.8 ч.2 ст. 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" - по состоянию здоровья.

Судом установлено, что истец с супругой К-ной Т.Л. и дочерью К-ной Л.В. фактически проживает в помещении коммунального заселения общей площадью 22,5 кв.м., по адресу: г. Оренбург,

пр.Дзержинского, д. 14/1, кв. 80. Квартира является муниципальной собственностью г. Оренбурга. Собственного жилья истец и члены его семьи не имеют.

29 ноября 2012 года истец обратился к начальнику УМВД России по Оренбургской области с заявлением о принятии его с составом семьи 2 человека (супруга К-на Т.Л.) на учет для получения единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения, предусмотренной статьей 4 Федерального закона N 247-ФЗ.

По результатам рассмотрения заявления истец был принят на соответствующий учет, номер учетного дела, соответствующий номеру в книге учета очередности, составляет 175.

За период прохождения службы в органах внутренних дел жилье истцу не предоставлялось, единовременная социальная выплата для приобретения или строительства жилого помещения не выделялась. Указанные обстоятельства лицами, участвующими в деле, не оспаривались.

Однако, несмотря на наличие у истца права на получение указанной выплаты, получить он ее может не иначе, как в установленном законом порядке, то есть в соответствии с очередью, сформированной УМВД России по Оренбургской области на основании поданных сотрудниками заявлений.

Во исполнение Федерального закона N 247-ФЗ Постановлением Правительства Российской Федерации N 1223 от 30 декабря 2011 года утверждены Правила предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации.

Данные Правила устанавливают порядок и условия предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения (далее -единовременная выплата) сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации (далее -сотрудники), членам их семей, а также родителям сотрудников, погибших, умерших вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных в связи с выполнением служебных обязанностей, либо вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы в органах внутренних дел.

Принятие на учет для получения единовременной выплаты осуществляется в центральных аппаратах, территориальных органах, учреждениях и организациях федеральных органов исполнительной власти по месту службы сотрудников.

Принятие сотрудника на учет для получения единовременной выплаты осуществляется на основании заявления сотрудника на имя руководителя федерального органа исполнительной власти, органа, в котором указывается, что по прежним местам службы единовременная выплата не предоставлялась. К заявлению прилагаются предусмотренные п. 5 Правил документы.

Решение о принятии (об отказе в принятии) сотрудника на учет для получения единовременной выплаты принимается комиссией не позднее чем через 2 месяца после подачи сотрудником заявления и документов, предусмотренных пунктом 5 настоящих Правил, оформляется

протоколом комиссии и утверждается правовым актом федерального органа исполнительной власти, органа.

Сведения о сотруднике, принятом на учет для получения единовременной выплаты, заносятся в книгу учета в порядке очередности с учетом стажа службы сотрудника и даты подачи заявления. Книга учета ведется комиссией и является документом строгой отчетности.

На каждого сотрудника, принятого на учет для получения единовременной выплаты, заводится учетное дело. Учетному делу присваивается номер, соответствующий номеру в книге учета.

Уполномоченное подразделение формирует и ведет базу данных о лицах, принятых на учет для получения единовременной выплаты, а также снятых с такого учета (далее - база данных), на основании информации, представляемой органами вместе с копиями правовых актов, указанных в пункте 17 настоящих Правил. Информация, содержащаяся в базе данных, представляется ежегодно в Министерство финансов Российской Федерации.

Согласно п. 31 Правил единовременная выплата предоставляется сотрудникам в порядке очередности принятия на учет.

Таким образом, действующее законодательство предусматривает возможность предоставления сотрудникам органов внутренних дел социальных гарантий в виде единовременной социальной выплаты на приобретение или строительство жилого помещения за счет средств федерального бюджета в порядке очереди и в пределах поступающих ассигнований из федерального бюджета на реализацию полномочий Российской Федерации по обеспечению жильем в соответствии со статьей 4 Федерального закона N 247-ФЗ.

Таким образом, настаивая на возложении на ответчика обязанности предоставить единовременную социальную выплату на приобретение или строительство жилого помещения, истец фактически ставит вопрос о предоставлении указанной выплаты во внеочередном порядке. Однако, ни Федеральный закон N 247-ФЗ, ни Постановление Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2011 года N 1223 "Об утверждении Правил предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации" не содержат указаний о внеочередном порядке предоставления единовременной социальной выплаты на приобретение или строительство жилья данной категории граждан. Напротив, в приведенном выше Постановлении Правительства Российской Федерации содержится положение о предоставлении такой выплаты в порядке очередности (пункт 31).

При таких обстоятельствах, разрешая требования истца о возложении на ответчика обязанности предоставить ему единовременную социальную выплату на строительство или приобретение жилья, суд приходит к выводу об отсутствии у истца права на получение указанной денежной выплаты ранее лиц, состоящих перед ним в списке. Предоставление единовременной социальной выплаты в обход очереди лиц, состоящих в указанном списке на получение данной социальной выплаты, не допускается.

Таким образом, истец подлежит обеспечению жильем в порядке очередности согласно реестру граждан - получателей единовременной социальной выплаты в соответствии с Федеральным законом N 247. Поскольку очередь истца на получение единовременной социальной выплаты не подошла, то оснований для предоставления ему указанной выплаты в настоящее время не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

 

РЕШИЛ:

 

В удовлетворении требований искового заявления К-на В.А. к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области о предоставлении единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилья - отказать.

Решение может быть обжаловано в Оренбургский областной суд через Ленинский районный суд г.Оренбурга путем подачи апелляционной жалобы в течение месяца с даты составления мотивированного решения.

 

 

 

 

 

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ


19 марта 2015 года                                                                                      г. Оренбург

 

Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда" в составе председательствующего судьи Раковского В.В.., судей областного суда Трифоновой М.А., Устьянцевой С.А., с участием прокурора Губаревой О.А. при секретаре Циунель Е.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области на решение Советского районного суда г. Орска Оренбургской области от 20 ноября 2014 года по гражданскому делу по исковому заявлению Б-ва М.С. к УМВД России по Оренбургской области о взыскании инфляционных убытков.

Заслушав доклад Раковского В.В., объяснения представителя Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области - Жамбуловой В.М., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, заключение прокурора Губаревой О.А., полагавшей решение суда законным, доводы апелляционной жалобы необоснованными,

судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда

 

установила:

 

Б-в М.С. обратился в суд с иском к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области (далее УМВД России по Оренбургской области), указав, что решением Советского районного суда г. Орска от 10.10.2013 года удовлетворены его исковые требования к УМВД РФ по Оренбургской области о возложении обязанности установить и взыскании ежемесячной денежной выплаты в возмещение вреда здоровью. Суд взыскал с ответчика единовременно за счет бюджетных средств денежную компенсацию возмещения вреда здоровью за период с 01.12.2009 года по год в сумме 586 407,71 руб. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от года данное решение суда изменено, в пользу истца с ответчика единовременно взыскана сумма в размере 482 236,762 руб., которая фактически была выплачена Б-ву М.С. 23.05.2014 года. Поскольку денежные средства были выплачены ответчиком несвоевременно, полагал, что в результате инфляции они утратили свою покупательскую способность. Просил суд взыскать с УМВД Росси - по Оренбургской области сумму убытков, причиненных ему инфляцией, в размере 86 507,70 руб. за период с декабря 2009 года по октябрь 2013 года, которую истец рассчитывает путем применения к сумме ежемесячной денежной выплаты в возмещение вреда здоровью соответствующих индексов потребительских цен.

Истец в судебное заседание не явился. О дне и времени рассмотрения дела извещен.

Представитель ответчика Сапронова Ю.М. иск не признала, просили и удовлетворении иска отказать.

Решением Советского районного суда г. Орска Оренбургской области от 20.11.2014 года исковые требования Б-ва М.С. частично удовлетворены, Суд взыскал с УМВД России по Оренбургской области за счет средств} федерального бюджета в пользу истца инфляционные убытки в размера 64 050,89 руб.

На решение суда УМВД России по Оренбургской области подана апелляционная жалоба,  в которой ответчик просит решение отменить, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, вынести новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

На апелляционную жалобу поступили возражения от Б-ва М.С.

В суд апелляционной инстанции Б-в М.С. не явился, о времени и месте судебного заседания надлежаще извещен.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы п проверив законность и обоснованность судебного решения в соответствии со статьей 327.1 ГПК РФ в пределах доводов жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Судом первой инстанции установлено, что Б-в М.С. с 1998 года по 2006 года проходил службу по контракту в Управлении внутренних дел г. Орска (далее УВД г. Орска).

В связи с получением военной травмы во время нахождения в служебной командировке истцу установлена II группа инвалидности, назначена пенсия по инвалидности.

Приказом начальника УВД г. Орска от 21.02.2006 года Б-в М.С. уволен со службы.

20.11.2009 года истец обратился в УМВД России по Оренбургской области с заявлением о назначении ежемесячной выплаты в возмещение вреда здоровью, в связи с получением отказа в выплате, обратился в суд.

Решением суда в пользу Б-ва М.С. с УМВД России по Оренбургской области единовременно за счет бюджетных денежных средств взыскана денежная компенсация возмещения вреда здоровью за период с 01.12.2009 года по октябрь 2013 года включительно, в размере 482 236,62 руб.

Указанная сумма выплачена истцу 23.05.2014 года.

Постановляя решение об удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, применив к спорным правоотношениям п. К) ст. 43 Федерального закона от 07.02.201 1 года № 3-ФЗ «О полиции», со ссылкой на статью 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что поскольку нашел подтверждение факт значительной задержки выплаты денежной компенсации вреда здоровью, которая должна была производиться ответчиком с декабря 2009 года, фактически вырлата произведена в мае 2014 года, невыплаченная своевременно ежемесячная компенсация возмещения вреда здоровью' в силу инфляционных процессов утратила свою покупательную способность, что привело к нарушению права Б-ва М.С. на полное и своевременное возмещение вреда здоровью.

С такими выводами судебная коллегия согласиться не может, поскольку они основаны на неправильном применении норм материального права.

Из материалов дела следует, что решением Советского районного суда г. Орска от 10.10.2013 года частично удовлетворен иск Б-ва М.С.

Взыскана с УМВД России по Оренбургской области единовременно за счет бюджетных средств в пользу Б-ва М.С. 586 407,71 рублей - денежная компенсация возмещения вреда здоровью за период с 01.12.2009 года по октябрь 2013 года включительно.

Суд обязал УМВД России по Оренбургской области выплачивать Б-ву М.С. с 01.11.2013 года по 24 730,29 рублей - ежемесячную денежную компенсацию возмещения вреда здоровью с последующей индексацией в соответствии с действующим законодательством.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 27.02.2014 года указанное решение изменено в части взыскания с УМВД России по Оренбургской области в пользу Б-ва М.С. единовременной суммы денежной компенсации в возмещение вреда здоровью и установления ежемесячной денежной компенсации. С УМВД России по Оренбургской области за счет бюджетных средств в пользу Б-ва М.С. взыскана единовременно денежная компенсация в возмещение вреда здоровью в размере 482 236,62 рублей, а с 01 ноября 2013 года ежемесячная денежная компенсация в возмещение вреда здоровью в размере 10 934 ,88 рублей.

Удовлетворяя исковые требования Б-ва М.С, суд первой инстанции не учел, что Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 27 февраля 2014 года о взыскании с УМВД России по Оренбургской области в пользу Б-ва М.С. единовременной суммы денежной компенсации в возмещение вреда здоровью за период с 01.12.2009 года по октябрь 2013 года и установлении ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью с 01.11.2013 года вынесено в соответствии с ч.б статьи 43 Федерального закона от 07.02.2011 года N 3-ФЗ «О полиции».

В соответствии с частью 6 статьи 43 Федерального закона от 07.02.201 1 года N 3-ФЗ «О полиции» в случае причинения сотруднику полиции в связи с выполнением служебных обязанностей увечья или иного повреждения здоровья, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы в полиции и повлекших стойкую утрату трудоспособности, ему выплачивается ежемесячная денежная компенсация в размере утраченного денежного довольствия по состоянию на день увольнения со службы в полиции за вычетом размера назначенной пенсии по инвалидности с последующим взысканием выплаченных сумм компенсации с виновных лиц.

Действие положений указанной нормы также распространяется на сотрудников органов внутренних дел, не являющихся сотрудниками полиции (часть 2 статьи 56 Закона).

Во исполнение ст. 43 Федерального закона «О полиции» Приказом МВД России от 18 июня 2012 года N 590 утверждена Инструкция «О порядке осуществления выплат в целях возмещения вреда, причиненного в связи с выполнением служебных обязанностей, сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации или их близким родственникам».

В соответствии с п.17 Инструкции размер утраченного денежном» довольствия сотрудника органов внутренних дел РФ для выплаты ежемесячно денежной компенсации определяется в соответствии с законодательством РФ, При   этом   размер   утраченного   денежного довольствия для назначений; ежемесячной денежной компенсации сотрудникам, уволенным со службы  органах внутренних дел  в период с  18.04.1991   года до 01.01.2012 года определяется исходя из размера оклада месячного денежного содержания к ежемесячной надбавки к окладу месячного денежного содержания за стаж
службы  (выслугу  лет), принимаемых для исчисления пенсий указанной
категории сотрудников с 01.01.2012 года, с коэффициентом 1,55.

Вопросы пенсионного обеспечения лиц, проходивших службу в органах внутренних дел, урегулированы Законом РФ от 12 февраля 1993 года N 4468 I.

Согласно части 1 статьи 43 вышеназванного Закона (в ред. Федерального закона от 8 ноября 2011 года N 309-ФЗ) пенсии, назначаемые лицам, указанным в статье I настоящего Закона, и их семьям, исчисляются из денежною довольствия военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, органон по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, лип, проходящих службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительном системы. Для исчисления им пенсии учитываются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, оклад по воинской должности или должностной оклад, оклад по воинскому званию или оклад по специальном) званию (без учета повышения окладов за службу в отдаленных, высокогорных местностях и в других особых условиях) и ежемесячная надбавка пли процентная надбавка за выслугу лет (стаж службы), включая выплаты в связи с индексацией денежного довольствия.

В соответствии с частью 2 статьи 43 этого же Закона указанное денежное довольствие учитывается при исчислении пенсии с 1 января 2012 года и размере 54 процентов, и, начиная с 1 января 2013 года, ежегодно увеличивается на 2 процента до достижения 100 процентов его размера. С учетом уровня инфляции (потребительских цен) федеральным законом о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период указанное ежегодное увеличение может быть установлено на очередной финансовый год и размере, превышающем 2 процента.

Таким образом, для назначения ежемесячной денежной компенсации сотрудникам, уволенным со службы в органах внутренних дел в период с 18 апреля 1991 года по 1 января 2012 года, размер утраченного денежного довольствия определяется исходя из денежного довольствия, учитываемого в размере 54%.

Таким образом, оговаривая применение при расчете денежной компенсации в возмещение вреда здоровью применение коэффициента 1,55, а также ежегодного увеличения процента денежного довольствия получателя такой компенсации, законодатель уже предусмотрел механизм увеличения компенсации.

При этом, в основу расчета было положено денежное довольствие, размер которого определен судом по состоянию на 01.01.2012 года, в том числе применительно к началу периода образования задолженности - 01.12.2009 ода.

Таким образом, исчисление компенсационных выплат в возмещение вреда здоровья Б-ву М.С. за период с 01.12.2009 года по октябрь 2013 года было произведено судом в порядке, который осовременил сумму возмещения вреда здоровью, компенсировав истцу имевшие место в период невыплаты инфляционные процессы.

Пункт 10 ст. 43 Федерального закона от 07.02.2011 года N 3-ФЗ «О полиции» не подлежал применению судом при рассмотрении настоящего спора, поскольку указанная норма предусматривает ежегодную индексацию с учетом инфляционных коэффициентов размера единовременных пособий, выплачиваемых в соответствии с частями 3 и 5 настоящей статьи. Тогда как истцу назначена ежемесячная денежная компенсация, выплачиваемая в соответствии с частью 6 ст. 43 Федерального закона, для которой действующей редакцией указанной статьи индексация не предусмотрена.

При таких обстоятельствах, правовых оснований для удовлетворения иска Б-ва М.С. у суда не имелось.

На основании изложенного, решение Советского районного суда г. Орска Оренбургской области от 20 ноября 2014 года подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований Б-ва М.С. об индексации несвоевременно выплаченных сумм компенсации возмещения вреда здоровью.

Руководствуясь ст.ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Советского районного суда г. Орска от 20 ноября 2014 года отменить, вынести новое решение, которым в удовлетворении искового заявления Б-ва М-а С-ча к Управлению Министерства внутренних дел России по Оренбургской области о взыскании инфляционных убытков отказать.

 

Председательствующий:

 

 

 

 

 

Арбитражный Суд Уральского Округа

Ленина проспект, д. 32/27, Екатеринбург, 620075

http://fasuo.arbitr.ru

 

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

№ Ф 09-2839/15

 

 

Екатеринбург                                                    Дело № А47-4463/2014

03 июня 2015 г.

Резолютивная часть постановления объявлена 28 мая 2015 г. Постановление изготовлено в полном объеме 03 июня 2015 г.

 

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Сирота Е. Г.,

судей Черемных Л. Н., Абозновой О. В. рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Оренбургской области (ИНН: 5610036776, ОГРН: 1025601030740; далее - УМВД России по Оренбургской области) на решение Арбитражного суда Оренбургской области от 24.10.2014 по делу № А47-4463/2014 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2015 по тому же делу.

Представители лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа, в судебное заседание не явились.

УМВД России по Оренбургской области обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Надежда» (ИНН: 5642005273, ОГРН: 1035615372495; далее - общество «Надежда») о взыскании 114297 руб. 50 коп. неосновательного обогащения в виде стоимости недопоставленного оборудования - видеорегистраторов CORNET M-460 GPS, 28545 руб. 80 коп. неустойки (с учетом частичного отказа и уточнения исковых требований, принятых судом на основании ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением суда от 24.10.2014 (судья Мирошник А.С.) в удовлетворении исковых требований о взыскании 114297 руб. 50 коп. неосновательного обогащения, 28545 руб. 80 коп. неустойки отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2015 (судьи Мальцева Т.В., Деева Г.А., Ширяева Е.В.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе УМВД России по Оренбургской области просит указанные судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение. В обоснование доводов кассационной жалобы заявитель ссылается на признание судами первой и апелляционной инстанций факта нарушения прав и законных интересов УМВД России по Оренбургской области и его права на их защиту. Суды пришли к выводу о нарушении прав и законных интересов истца, однако указали на невозможность определения реальной стоимости видеорегистраторов, и, в связи с этим, отказали в иске. Расчет истца, основанный на положениях ст. 424 ГК РФ, судом не принят.

Ссылаясь на отсутствие заявлений истца о проведении экспертизы стоимости спорных объектов, суды отказали в иске. В нарушение ст. 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и задач судопроизводства суды, признав право истца нарушенным, отказали в иске только по причине недоказанности размера исковых требований, тем самым не обеспечили право на судебную защиту истца.

В отзыве на кассационную жалобу общество «Надежда» просит оставить оспариваемые судебные акты без изменения.

Из материалов дела следует и при рассмотрении спора судами установлено, между обществом «Надежда» (поставщик) и отделом материально-технического и хозяйственного обеспечения Центра административно-хозяйственного и транспортного обеспечения УМВД России по Оренбургской области (государственный заказчик) заключен государственный контракт от 05.12.2011 № 0153200000211003300-0169708-01 на поставку автомобилей с дополнительным оборудованием (далее - контракт от 05.12.2011).

В соответствии с п. 1.1 контракта от 05.12.2011 поставщик на условиях, предусмотренных настоящим контрактом, обязуется поставить автомобили с дополнительным оборудованием, а государственный заказчик принять и оплатить товар, наименование и характеристики которого указаны в спецификации, являющейся неотъемлемым приложением №1 к контракту.

Согласно спецификации (приложение №1 к контракту от 05.12.2011) цена единицы товара (автомобиля) составляет 751 846 руб.

Согласно п. 3.2 контракта от 05.12.2011 цена единицы товара включает затраты поставщика на: расходные материалы, агрегаты, оснащение автомобиля дополнительным оборудованием, запасные части и фурнитуру, доставку до места поставки, погрузку-разгрузку, энергоресурсы, амортизацию используемого поставщиком имущества, страхование, хранение, расходы на гарантийное обслуживание, уплату налогов, таможенных пошлин, сборов, других обязательных платежей, иных затрат поставщика, причитающееся ему вознаграждение (добавленная стоимость, процент рентабельности, сметную прибыль и т.п.).

Общая сумма контракта составляет 3 759 230 руб. (п. 3.5 контракта от 05.12.2011).

Условиями п. 7.3 контракта от 05.12.2011 определено, что в случае просрочки исполнения поставщиком обязательств, предусмотренных настоящим контрактом, государственный заказчик вправе потребовать уплату неустойки. Неустойка начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства, предусмотренного настоящим контрактом, начиная со дня, следующего после истечения установленного настоящим контрактом срока исполнения обязательства. Размер такой неустойки устанавливается в размере одной трехсотой действующей на день уплаты неустойки ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации. Поставщик, освобождается от уплаты неустойки если докажет, что просрочка исполнения указанного обязательства произошла вследствие непреодолимой силы или по вине государственного заказчика.

Во исполнение условий контракта от 05.12.2011 истец произвел оплату в полном объеме, что подтверждается платежным поручением от 28.12.2011 № 2295166 и ответчиком не оспаривается.

В связи с тем, что в результате приемки автомобилей по контракту от 05.12.2011 заказчиком установлено, что видеорегистраторы не соответствует спецификации к государственному контракту, поставлены другой модели с недостающими характеристиками, а именно отсутствует GPS навигация для записи координат нахождения автомобиля и микрофон (акты приемки-передачи автомобилей от 21.12.2011), заказчиком направлено письмо-претензия от 27.12.2011 в адрес общества «Надежда» с просьбой о замене на оборудование, соответствующее спецификации.

В ответ на указанное письмо, обществом «Надежда» направлено письмо от 30.12.2011, из которого следует, что в связи с отсутствием производства видеорегистраторов CORNET M-460 GPS поставщиком были установлены другие видеорегистраторы CORNET Т-404М, отличающиеся отсутствием GPS навигации для записи координат нахождения автомобилей.

Истец же ссылается на то, что использование оборудования, поставленного вместо CORNET M-460 GPS невозможно, в связи с отсутствием необходимых функций, а также из-за несовместимости с другим оборудованием и бортовыми системами автомобилей. Предоставленное государственному заказчику оборудование по указанным причинам не эксплуатируется, фактически находилось на ответственном хранении у государственного заказчика, и его поставка не может признаваться надлежащим исполнением контракта от 05.12.2011, поскольку последним поставка такого оборудования не предусматривается и не допускается. Ответчику неоднократно сообщалось о необходимости заменить несоответствующее контракту оборудование и произвести допоставку надлежащего оборудования, однако, до настоящего времени указанные действия ответчиком не произведены.

Указанные обстоятельства, а также неудовлетворение поставщиком претензионных требований истца послужило основанием для обращения последнего в арбитражный суд с рассматриваемым иском.

Оценив условия контракта от 05.12.2011, спецификации (приложение № 1 к контракту от 05.12.2011), акты приемки-передачи автомобилей от 21.12.2011 суды установили, что переданные ответчиком автомобили не содержали видеорегистраторов CORNET M-460 GPS, письменных договоренностей о замене видеорегистраторов на иные нежели указанные в спецификации между сторонами не имеется, в связи с чем пришли к выводу о ненадлежащем исполнении обществом «Надежда» своих обязательств по контракту от 05.12.2011 в части комплектации автомобилей видеорегистраторами CORNET M-460 GPS, что является основанием для возникновения у истца права требовать от ответчика как неустойки, так и суммы неосновательного обогащения.

При этом суд первой инстанции указывает на то, что поскольку ответчик ненадлежащим образом исполнил свои обязательства по контракту от 05.12.2011 в части комплектации автомобилей видеорегистраторами CORNET M-460 GPS, указанные в контракте видеорегистраторы не поставлены, общество «Надежда» приобрело засчет истца стоимость данных приборов.

Вместе с тем, суды отказали в удовлетворении исковых требований УМВД России по Оренбургской области о взыскании с общества «Надежда» 114297 руб. 50 коп. неосновательного обогащения и 28545 руб. 80 коп. неустойки, начисленной за ненадлежащее исполнение обязательств по контракту от 05.12.2011, ввиду недоказанности истцом размера исковых требований, а именно: отсутствие в материалах дела относимых доказательств, свидетельствующих о стоимости видеорегистраторов CORNET M-460 GPS.

Суды установили, что стоимость оборудования, которым должен быть укомплектован автомобиль, в том числе видеорегистраторов CORNET M-460 GPS отдельно в контракте от 05.12.2011 или спецификации к контракту от 05.12.2011 не выделена; равно как и в счете от 22.12.2011 № 4090 и актах приема-передачи автомобилей от 21.12.2011.

В связи с тем, что основанием исковых требований является непоставка видеорегистраторов CORNET M-460 GPS, суды пришли к выводу о том, что при определении размера ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства и неосновательного обогащения необходимо исходить из фактической стоимости названного оборудования (в количестве 5 штук), не поставленного ответчиком в рамках исполнения обязательств по контракту.

В обоснование размера исковых требований УМВД России по Оренбургской области представил расчет неустойки и неосновательного обогащения, произведенный исходя из стоимости видеорегистраторов CORNET M-460 GPS, составляющей 22 859 руб. 50 коп. за 1 видеорегистратор; указанная стоимость определена как средняя стоимость из имеющейся в сети интернет ценовой информации по аналогичному товару (21439 руб.+24280 руб./2).

Однако суд первой инстанции пришел к выводу о невозможности определения стоимости указанных видеорегистраторов, поскольку в настоящее время подобные приборы на реализации не находятся. Суд апелляционной инстанции согласился с указанным выводом.

При таких обстоятельствах, а также ввиду отсутствия заявления о назначении     судебной     экспертизы     для     определения     стоимости видеорегистраторов CORNET M-460 GPS, суды указали на отсутствие возможности проверить правильность расчета суммы неустойки и неосновательного обогащения, в связи с чем отказали в иске.

Между тем, суд кассационной инстанции не может согласиться с указанными выводами.

В силу ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации к основным принципам гражданского законодательства относятся равенство участников регулируемых им отношений, неприкосновенность собственности, свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

В соответствии со ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса. Правила, предусмотренные гл. 60, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

По смыслу приведенной нормы права приобретение или сбережение имущества одним лицом (приобретателем) должно являться результатом соответствующего уменьшения имущества другого лица (потерпевшего) при отсутствии к тому правовых оснований.

Субъектами кондикционных обязательств выступают приобретатель -лицо, неосновательно обогатившееся, и потерпевший - лицо, за счет которого произошло обогащение.

Согласно п.1 Иформационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.12.2005 N 104 "Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств" если иное не вытекает из соглашения сторон, расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора.

Как следует из материалов дела, суды установили, что переданные ответчиком автомобили не содержали видеорегистраторов CORNET M-460 GPS, письменных договоренностей о замене видеорегистраторов на иные, нежели указанные в спецификации, между сторонами не имеется, в связи с чем пришли к выводу о ненадлежащем исполнении обществом «Надежда» своих обязательств по контракту от 05.12.2011 в части комплектации автомобилей видеорегистраторами CORNET M-460 GPS, что является основанием для возникновения у истца права требовать от ответчика как неустойки, так и суммы неосновательного обогащения.

Суд первой инстанции указал, что поскольку ответчик ненадлежащим образом исполнил свои обязательства по контракту от 05.12.2011 в части комплектации автомобилей видеорегистраторами CORNET M-460 GPS, указанные в контракте видеорегистраторы не поставлены, общество «Надежда» приобрело засчет истца стоимость данных приборов.

Отказ судов в удовлетворении исковых требований обусловлен невозможностью определения стоимости указанных видеорегистраторов, поскольку в настоящее время подобные приборы на реализации не находятся.

Между тем, в силу ст. 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.

В данном случае, полный отказ в иске, в условиях признания судом факта нарушения прав и законных интересов истца, нарушает конституционный принцип справедливости и лишает заявителя возможности восстановления его нарушенных прав. Отсутствие в материалах дела доказательств действительной стоимости оборудования, которым должен быть укомплектован автомобиль, само по себе не может являться основанием для отказа в защите нарушенного права истца. Недоказанность размера исковых требований, в данном случае, не должна приводить к снижению уровня правовой защищенности участников правоотношений при необоснованном посягательстве на их права.

Недоказанность размера исковых требований при очевидности и доказанности факта нарушения права (факта неисполнения обязательства) не является достаточным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Суд не может полностью отказать в удовлетворении исковых требований только на том основании, что их размер не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер неосновательного обогащения определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности мер защиты.

Более того, истец представлял доказательства размера исковых требований. В частности, в обоснование размера исковых требований, УМВД России по Оренбургской области представил расчет неустойки и неосновательного обогащения, произведенный исходя из стоимости видеорегистраторов CORNET M-460 GPS, составляющей 22 859 руб. 50 коп. за 1 видеорегистратор; указанная стоимость определена как средняя стоимость из имеющейся в сети интернет ценовой информации по аналогичному товару (21439 руб.+24280 руб./2).

Возражая против удовлетворения исковых требований, ответчик ссылался на то, что расчет как неустойки так и суммы неосновательного обогащения произведен на основании стоимости видеорегистраторов CORNET M-460 GPS по расценкам 2007-2011гг. и не может быть признан достоверным.

Между тем, как следует из содержания оспариваемых судебных актов, представленный УМВД России по Оренбургской области расчет задолженности, общество «Надежда» должным образом не оспорило, контррасчет в судах нижестоящих инстанций, уполномоченных устанавливать фактические обстоятельства дела, исследовать и оценивать представленные доказательства, не представило, равно как и не представило доказательств, с достоверностью свидетельствующих о том, что стоимость видеорегистраторов меньше, чем предъявлено истцом.

Таким образом, ответчик с помощью доказательств указанный расчет не опроверг, контррасчет не представил.

В результате рассмотрения дела, сторона, нарушившая обязательство, была фактически освобождена от обязанности по доказыванию доводов, приведенных ею в обоснование своих возражений, в то время как сторона, право которой нарушено ( что установлено судами), была лишена права на защиту, на обеспечение восстановления нарушенных прав.

В силу ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Кроме того, доводу истца о том, что использование оборудования, поставленного вместо CORNET M-460 GPS невозможно, в связи с отсутствием необходимых функций, а также из-за несовместимости с другим оборудованием и бортовыми системами автомобилей. Предоставленное государственному заказчику оборудование по указанным причинам не эксплуатируется, фактически находилось на ответственном хранении у государственного заказчика, и его поставка не может признаваться надлежащим исполнением контракта от 05.12.2011, поскольку последним поставка такого оборудования не предусматривается и не допускается, оценка судами не дана.

Согласно ч. 1 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций является несоответствие выводов суда, содержащихся в судебном акте, фактическим обстоятельствам дела, установленными судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Для разрешения спора требуется оценка доказательств и установления обстоятельств дела, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции, следовательно, судебные акты подлежат отмене, а дело подлежит направлению в Арбитражный суд Оренбургской области на новое рассмотрение на основании пункта 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При новом рассмотрении суду следует определить нормы права, подлежащие применению, исследовать доводы сторон, дать им надлежащую правовую оценку и разрешить спор в соответствии с требованиями действующего законодательства Российской Федерации.

Руководствуясь ст.ст. 286- 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

П О С Т А Н О В И Л:

 

решение Арбитражного суда Оренбургской области от 24.10.2014 по делу № А47-4463/2014 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2015 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Оренбургской области.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

 

 

 

 

 

 

РЕШЕНИЕ

именем Российской Федерации

 

22 мая 2015года                                                                                                        г.Оренбург

 

Мировой судья судебного участка №7 Ленинского района г.Оренбурга Пименова О.А. при секретаре Омарове Н.Р. с участием:

представителя истца М-о Д.В., представителя ответчика С-на Сергея Михайловича, представителя третьего лица Краснослободцевой Людмилы Геннадиевны, третьего лица В-ва А.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску М-о В.Я. к Министерству финансов РФ о взыскании убытков,

 

установил:

 

М-о В.Я. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ о взыскании убытков, указав, что постановлением старшего инспектора по И A3 Центра видеофиксации ГИБДД У МВД России по Оренбургской области от 24.10.2014 года он привлечен к административной ответственности по ч.2 ст. 12.12 КоАП РФ с назначением наказания в виде штрафа в размере 800 рублей. Считая вынесенное постановление незаконным, он обратился в Оренбургской районный суд Оренбургской области с жалобой на вышеуказанное постановление должностного лица. Решением суда от 10.12.2014 года постановление от 24.10.2014 года отменено, производство по делу прекращено за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения. В связи с обжалованием постановления от 24.10.2014 года им понесены расходы по оплате юридических услуг в размере 2 500 рублей. Указанную сумму просит взыскать с Министерства финансов РФ.

Определением суда к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования на предмет спора, привлечены В-в А.В. и УМВД России по Оренбургской области.

В судебное заседание истец М-о В.Я. не явился, о месте и времени рассмотрения дела извещался надлежащим образом.

Представитель истца М-о Д.В., действующий на основании доверенности от 05.03.2014 года, в судебном заседании исковые требования поддержал в полном объеме, пояснил, что 08.09.2014 года между ним и истцом заключен договор купли-продажи автомобиля Киа государственный регистрационный знак Т581УМ56. На момент совершения административного правонарушения 24.10.2014 года указанным автомобилем владел и управлял на основании доверенности он. Не отрицает, что в установленный законом срок договор купли-продажи не был зарегистрирован в органах ГИБДД. Однако, это обстоятельство, по его мнению, не освобождает ответчика от обязанности возместить истцу убытки, которые он понес при рассмотрении жалобы на постановление от 24.10.2014 года.

Представитель ответчика С-н С.М., действующий на основании доверенности от 10.04.2014 года, в судебном заседании иск не признал по основаниям, указанным в отзыве на иск, просил в удовлетворении иска отказать.

Третье лицо В-в А.В. и представитель третьего лица УМВД России по Оренбургской области Краснослободцева Л.Г., действующая на основании доверенности от 19.02.2015 года, в судебном заседании просили в удовлетворении иска отказать, при этом пояснили, что на рассмотрении жалобы М-о В.Я. в Оренбургском районном суде Оренбургской области они не участвовали, о вынесенном решении узнали только при получении иска М-о В.Я. Кроме того пояснили, что в связи с истечением сроков давности за совершение административного правонарушения к административной ответственности никто привлечен не был.

Заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему выводу.

Согласно ст. 15 Гражданского кодекса РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причинных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.

В соответствии со ст. 1069 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действии (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Согласно пункта 1 статьи 1070 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного постановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1070 Гражданского кодекса РФ, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 настоящего Кодекса.

В пункте 26 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24.03.2005 года N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» разъяснено, что в случае отказа в привлечении лица к административной ответственности либо удовлетворения его жалобы на постановление о привлечении к административной ответственности этому лицу причиняется вред в связи с расходами на оплату труда лица, оказывающего юридическую помощь, эти расходы на основании ст.ст. 15, 1069,1070 ГК РФ могут быть взысканы в пользу этого лица за средств соответствующей казны.

Судом установлено, что в отношении истца инспектором по ИАЗ Центра видеофиксации ГИБДД УМВД России по Оренбургской области было вынесено постановление от 24.10.2014 года, которым ему, как собственнику транспортного средства - автомобиля Киа государственный регистрационный знак Т581УМ56 на основании части 2 статьи 12.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях было назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 800 рублей, при этом указано, что в 20 часов 37 минут 13.09.2014 года на 12 км автодороги Оренбург-Орск водитель указанного транспортного средства, собственником (владельцем) которого является М-о В.Я., допустил нарушение п.6.13 ПДД, выразившееся в том, что при запрещающем сигнале светофора, не выполнил требования остановиться перед стоп-линией, обозначенной дорожным знаком 6.16 и (или) разметкой 1.12 проезжей части дороги.

М-о В.Я. обратился в суд с жалобой на данное постановление, при этом для оказания юридических услуг заключил договор №77 от 31.10.2014 года с ООО «ПолиТрейд», за услуги которого по консультированию и составлению жалобы оплатил 2 500 рублей (консультация -500 рублей, составление жалобы -2 000 рублей).

Решением Оренбургского районного суда Оренбургской области от 10.12.2014 года постановление должностного лица ГИБДД отменено с прекращением производства по делу в соответствии с п.2 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ в связи ■ с отсутствием в действиях М-о В.Я. состава административного правонарушения.

При этом установлено, что событие, за которое к административной ответственности привлекался М-о В.Я., подтверждается материалами, полученными с применением работающего в автоматическом режиме специального технического средства.

Также установлено, что управление автомобилем в указанное время и на данном участке дороги осуществлял не М-о В.Я., а другое лицо -М-о Д.В., который с момента приобретения автомобиля с 01.01.2014 года управляет автомобилем на основании доверенности; также установлено, что автомобиль был продан М-о Д.В. 08.09.2014 года, что подтверждается договором купли-продажи.

Анализ статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующей возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов публичной власти и их должностных лиц, позволяет сделать вывод о том, что независимо от вины причинителя вреда возмещается моральный вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста.

Поскольку к М-о В.Я. было применено административное наказание в виде штрафа, то положения статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в данном случае не применимы.

Обязательными условиями наступления ответственности за причинение вреда в соответствии со статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации являются: наступление вреда, противоправное поведение причинителя вреда, причинная связь между наступившим вредом и противоправным поведением причинителя вреда, вина причинителя вреда.

Таким образом, для возмещения М-о В.Я. убытков следует установить незаконность действий должностного лица ГИБДД, а также его вину в причинении ущерба.

Между тем, как следует из материалов дела, в действиях инспектора по ИАЗ Центра видеофиксации ГИБДД УМВД России по Оренбургской области незаконных действий при привлечении М-о В.Я. к административной ответственности не имеется.

Постановление о привлечении М-о В.Я. к административной ответственности было отменено вследствие выявления в суде отсутствия факта управления истцом автомобилем в момент правонарушения, зафиксированного работающим в автоматическом режиме специальным техническим средством.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях закрепляет особый порядок привлечения к ответственности за те административные правонарушения в области дорожного движения, которые зафиксированы работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи.

Названный особый порядок, в частности, предусматривает, что к\\ административной ответственности привлекаются собственники (владельцы)1 транспортных средств (часть 1 статьи 2.6.1), на которых не распространяется общее правило, согласно которому лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность (часть 3 статьи 1.5 и Примечания к статье 1.5). При этом протоколы об административных правонарушениях не составляются, а постановления по делам об административных правонарушениях выносятся уполномоченными органами без участия лиц, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении (часть 3 статьи 28.6). Административные наказания назначаются в виде административного штрафа; размер назначаемого административного штрафа должен быть наименьшим в пределах санкции применяемой статьи Особенной части

Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (часть 3.1. статьи 4.1).

Собственник (владелец) транспортного средства освобождается от административной ответственности, если в ходе рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении будут подтверждены содержащиеся в ней данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц (часть 2 статьи 6.1-).

Особый порядок привлечения к ответственности за административные правонарушения в области дорожного движения в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи означает, таким образом, что уполномоченные органы не обязаны доказывать вину собственников (владельцев) транспортных средств при вынесении в отношении них постановлений по делам об административных правонарушениях.

Однако собственник (владелец) транспортного средства вправе обжаловать вынесенное в отношении него постановление по делу об административном правонарушении в вышестоящий орган (вышестоящему должностному лицу) либо в суд. При этом он наделен правами, необходимыми для участия в рассмотрении его жалобы. В случае обжалования собственником (владельцем) транспортного средства постановления по делу об административном правонарушении он должен представить доказательства того, что в момент фиксации вмененного ему правонарушения транспортное средство, собственником (владельцем) которого он является (являлся на момент совершения правонарушения), находилось во владении или в пользовании другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

То есть в указанном случае собственник (владелец) транспортного средства, реализуя право на обжалование вынесенного в отношении него постановления по делу об административном правонарушении, обязан представить доказательства своей невиновности.

При этом частью 6 статьи 29.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлено, что в случаях, предусмотренных частью 3 статьи 28.6 настоящего Кодекса, постановление по делу об административном правонарушении с приложением материалов, полученных с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, оформляется в форме электронного документа, юридическая сила которого подтверждена электронной цифровой подписью в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В силу части 7 указанной статьи копия постановления по делу об административном правонарушении с приложением материалов, полученных

с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, изготавливается путем перевода электронного документа в документ на бумажном носителе.

Между тем, постановление от 24.10.2014 года, вынесенное инспектором по ИАЗ Центра видеофиксации ГИБДД УМВД России по Оренбургской области, соответствовало требованиям, предусмотренным статьей 29.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

То обстоятельство, что данное постановление в последующем было отменено ввиду того, что в момент фиксации вмененного М-о В.Я. правонарушения автомобиль находился во владении и пользовании М-о Д.В., не свидетельствует о явной незаконности действий инспектора по ИАЗ Центра видеофиксации ГИБДД УМВД России по Оренбургской области.

Указанными сведениями, а именно о том, что между М-о В.Я. и М-о Д.В. 08.09.2014 года был заключен договор купли-продажи автомобиля, который не прошел регистрацию в органах ГИБДД, что не отрицалось представителем истца в судебном заседании, инспектор не обладал, следовательно, в рамках служебных обязанностей в связи применяемой (усеченной) процедурой не имел возможности проверить личность управлявшего автомобилем и должен был оформить постановление именно в отношении М-о В.Я. как собственника транспортного средства.

Таким образом, у суда оснований для удовлетворения иска в соответствии со статьями 15, 1069, 1070   Гражданского кодекса РФ не имеется.

Руководствуясь ст. 194-198 Гражданского процессуального кодекса РФ., суд

 

РЕШИЛ:

 

в удовлетворении исковых требований М-о В.Я. к Министерству финансов РФ о взыскании убытков отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Ленинский районный суд г.Оренбурга через мирового судью в течение месяца со дня изготовления мотивированного решения суда.

 

Мировой судья      подпись                                                                         Пименова О.А.

 

Мотивированное решение изготовлено 25.05.2015 года в связи с подачей заявления представителем истца о его составлении.

 

Мировой судья      подпись                                                                         Пименова О.А.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

№ 2-979/2015

Р Е Ш Е Н И Е

именем Российской Федерации

 

5 июня 2015 года                                                                              г. Орск

 

Ленинский районный суд г. Орска Оренбургской области в составе председательствующего судьи Сбитневой Ю.Д., при секретаре Сукиасяи А.Г., с участием истца П-ы В.В..

представителя ответчика УМВД России по г.Орску - Полетаевой Н.Д., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску П-ы В.В. к Управлению Министерства внутренних дел России по г.Орску об отмене приказа о наложении дисциплинарного взыскания,

 

УСТАНОВИ Л:

 

П-а В.В. обратился в суд с исковым заявлением, в котором просил отменить наложенное на него приказом № 232 от 20 марта 2015 г. УМВД России по г.Орску дисциплинарное взыскание в виде строгого выговора.

В обоснование своих требований указал, что он работает в ОП № 2 по г.Орску УМВД России по г.Орску в должности оперативного дежурного. Приказом УМВД России по г.Орску № 232 от 20 февраля 2015 г. за нарушение Правил внутреннего распорядка, выразившееся в нарушении правил отдыха и оставлении одного сотрудника в дежурной части, ему был объявлен строгий выговор. Из материалов служебной проверки следует, что П-е В.В. вменили нарушение п.27.1 Наставлений по организации деятельности дежурных частей территориальных органов МВД России, утвержденных приказом МВД РФ от 12 апреля 2013 г. № 200дсп.; п. 15.1 Правил внутреннего служебного распорядка УМВД России по г.Орску, являющихся приложением № 6 к приказу УМВД России по Оренбургской области № 574 от 27 августа 2013 г. Считает данный приказ незаконным и несправедливым так как в соответствии с приказом МВД РФ от 12 апреля 2013 г. № 200дсп помещением дежурной части является: вестибюль перед залом оперативного дежурного, где старший оперативный дежурный У-о А.А. докладывал об оперативной установке У-ву А.К., зал (комната) оперативного дежурного, где находилась помощник оперативного дежурного Ст-а В.В., комната отдыха суточного наряда, туалет с умывальником, где он находился с ведома У-о А.А. Таким образом, никто из дежурной смены помещение дежурной части не покидал. Кроме того, ссылаясь в приказе на п. 15.1 приложения № 6 к приказу № 574 от 27 августа 2013 г., лицами, проводившими служебную проверку, не было указано, что конкретно нарушил П-а В.В.. время, отведенное для приема пищи в период обеда или ужина, или время для сна. Занимаемая П-ой В.В. должность «оперативный дежурный» в приказе не отражена и время его отдыха в приказе не регламентировано. Доказательства совершения истцом дисциплинарного поступка отсутствуют, что свидетельствует о неправомерности принятого решения о наказании. Кроме того, в заключении служебной проверки было отражено как отрицательное обстоятельство, то. что он отказался давать объяснения в рамках служебной проверки. Однако закрепленное за ним право не давать объяснения, было незаконно использовано против него и указано как отягчающее обстоятельство.

В судебном заседании истец П-а В.В. на своих исковых требованиях настаивал, обоснование своих требований оставил прежним. Дополнил, что если бы он соблюдал действующий график отдыха, установленный приказом № 574, то он должен был отдыхать одновременно с У-о А.А., что являлось бы нарушением п. 24 Наставления по организации деятельности дежурных частей органов МВД России, утвержденного приказом МВД России № 200дсп.

Представитель ответчика УМВД России по г.Орску Полетаева Н.Д. в судебном заседании просила отказать в удовлетворении исковых требований П-ы В.В. Пояснила, что во время проведения проверки несения службы дежурной частью ОП № 2 УМВД России по г. Орску 24.01.2015г. в 7 час. 10 мин. заместителем начальника УМВД России но г.Орску У-вым А.К. было установлено, что в помещении дежурной части находился один сотрудник - помощник оперативного дежурного Дежурной части ОП № 2 Ст-а В.В., которая не была вооружена автоматическим оружием и не экипирована средствами бронезащиты, при этом открыла дверь в ОП № 2, не будучи осведомленной, кто прибыл. Второй сотрудник дежурной части се не подстраховывал. В дежурной части больше никого не было. В коридоре перед дежурной частью У-ву А.К. встретился старший оперативный дежурный У-о Л.Л., который па ходу застегивал галстук и пояснил, что он находился по договоренности с оперативным дежурным П-ой В.В. на отдыхе. П-а В.В. также отсутствовал в помещении дежурной части. По данному факту была назначена служебная проверка. Приказом УМВД России по г. Орску от 26.07.2011 г. № 127 л.с. П-а В.В. был назначен на должность дежурного дежурной части отдела полиции № 2 УМВД России по г. Орску. Приказом УМВД России по г. Орску от 15.10.2013 г. № 184 л.с. П-а В.В. был назначен на должность оперативного дежурного дежурной части ОП № 2 УМВД России по г. Орску. Основанием назначения на указанную должность являлись организационно-штатные мероприятия. П-а В.В. в своем иске говорит о том, что время отдыха в течение дежурных суток ему не установлено. Это утверждение не соответствует действительности. Приказом УМВД России по г. Орску от 18.09.2012 г. № 475 с изменениями, внесенными приказом от 20.12.2012 г. № 653, сотрудникам дежурной части ОП № 2 установлен следующий распорядок служебного времени:

помощник начальника отдела - оперативный дежурный ДЧ- продолжительность рабочего дня 24 часа- с 09:00 по 09:00, перерыв на обед 0,5 час- с 12:30 до 13:00, перерыв на ужин 0,5 час- с 18:30 до 19:00, перерыв на отдых при трехсменной работе 5 часов - с 20:00 до 22:00 и с 01:00 до 04:00, при четырехсменной работе 3 часа - с 01.00 до 04:00;

дежурный ДЧ - продолжительность рабочего дня 24 часа- с 09:00 по 09:00, перерыв на обед 0,5 час- с 13:00 до 13:30, перерыв на ужин 0,5 час - с 19:00 до 19:30, перерыв на отдых при трехсменной работе 5 часов - с 14:00 до 16:00 и с 22:00 до 01:00, при четырехсменной работе 3 часа - с 22:00 до 01:00. В дальнейшем Правила внутреннего служебного распорядка утверждены приказом УМВД России по Оренбургской области от 27.08.2013 г. № 574, являются приложением № 6 к данному приказу. В пункте 15 установлен распорядок служебного времени для сотрудников подразделений УМВД, отделов полиции № 1,2 УМВД. В пункте 15.1 установлено время работы и отдыха сотрудникам дежурным частей УМВД и отделов полиции № 1 и № 2, которое полностью соответствует указанному в приказе УМВД России по г. Орску. Таким образом, утвержденный распорядок для всех категорий сотрудников является стабильным. Необходимо отметить, что в пункте 24 Наставления по организации деятельности дежурных частей органов МВД России, утвержденного приказом МВД России от 12.04.2013 г. № 200 дсп, указано, что продолжительность работы каждой смены устанавливается в 24 часа. Во время дежурства сотрудникам поочередно предоставляются перерывы для принятия пищи и кратковременного отдыха общей продолжительностью каждому: при трехсменном дежурстве - 6 часов, при четырехсменном - 4 часа. По окончании дежурства сотрудникам дежурной части и сотрудникам, временно исполняющим их обязанности, предоставляется отдых соответственно 48 или 72 часа. Согласно ч. 1 статьи 54 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» режим служебного времени сотрудника органов внутренних дел устанавливается Правилами внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения. В соответствии со статьей 55 Федерального закона время отдыха - время, в течение которого сотрудник органов внутренних дел свободен от выполнения служебных обязанностей; для сотрудника органов внутренних дел устанавливаются следующие виды времени отдыха: перерыв в течение служебного дня, ежедневный отдых, выходные дни (еженедельный непрерывный отдых), нерабочие праздничные дни и отпуска. Нет оснований полагать, что до П-ы В.В. не был доведен либо ему был непонятен режим служебного времени и отдыха, предусмотренный по занимаемой им должности. Согласно ведомости ознакомления с приказом УМВД России по Оренбургской области от 27.08.2013г. № 574 «Об утверждении Правил внутреннего служебного распорядка УМВД России по Оренбургской области, подчиненных органов, подразделений, организаций УМВД России по Оренбургской области» от 18.03.2014 г., до всех сотрудников дежурной части ОП № 2 доведен данный приказ. П-е В.В., ранее состоявшему в должности дежурного дежурной части ОП № 2, были понятны смысл и цель его ознакомления с данным приказом, при этом у него не возникло никаких вопросов по поводу того, какой установлен для него режим времени и отдыха. Должности дежурного дежурной части ОП № 2 и оперативного дежурного ДЧ ОП № 2 аналогичны друг другу по своим функциональным обязанностям, в дежурной смене оперативный дежурный после штатных изменений не стал старшим смены, а остался сотрудником, подчиненным руководителю смены, как говорят сотрудники дежурной части, «вторым номером». Учитывая, что в 7:10 24.01.2015 г. П-а В.В., согласно пояснениям помощника оперативного дежурного С-ой В.В. находился в туалетной комнате после сна, в его действиях имеется нарушение служебной дисциплины, выразившееся в несоблюдении Правил внутреннего служебного распорядка УМВД России по г. Орску, а именно, в отдыхе в неустановленное время, когда он должен был находиться в зале (комнате) оперативного дежурного дежурной части, где установлены средства связи и которое является его непосредственным рабочим местом, и выполнять свои функциональные обязанности. Исходя из данных, установленных в ходе служебной проверки, на момент прибытия заместителя начальника УМВД России по г. Орску У-ва А.К., в помещении дежурной части находилась только Ст-а В.В. В данном случае имело место нарушение Требований по соблюдению мер безопасности, утвержденные приказом УМВД России по Оренбургской области от 21.01.2014 г. № 33, вследствие чего могли наступить тяжкие последствия - не исключался захват преступниками здания отдела полиции № 2. где в числе прочего, хранится оружие и специальные средства. В данной ситуации, учитывая, что заместитель начальника УМВД У-в А.К. прибыл в нерабочий день, в темное время суток, дверь была запертой и контрольно-пропускной режим никто не осуществлял, его должны были впустить два сотрудника. С-ой В.В. данное нарушение допущено вследствие того, что в дежурной части фактически отсутствовали двое из трех сотрудников дежурной смены, в связи с чем П-е В.В. вменено оставление в помещении дежурной части одного сотрудника. Находясь в комнате отдыха, что однозначно следует из пояснений С-ой В.В,, он не мог контролировать ситуацию, происходящую на входе в помещение в ОВД, при этом, как следует из пояснений У-ва А.К., У-о А.А. по договоренности с П-ой В.В. отдыхал и вышел навстречу У-ву А.К. из комнаты отдыха с внешним видом, позволяющим судить, что он спал. Согласно статьи 50 Федерального закона на сотрудника органов внутренних дел в случае нарушения им служебной дисциплины, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, могут налагаться следующие дисциплинарные взыскания:

1)    замечание;

2)    выговор:

3)    строгий выговор;

4)    предупреждение о неполном служебном соответствии;

5)    перевод на нижестоящую должность в органах внутренних дел;

6)    увольнение со службы в органах внутренних дел.

Порядок наложения на сотрудников ОВД дисциплинарных взысканий установлен статьей 51 Федерального закона от 30.11.2011 г .№ 342-ФЗ.

До наложения дисциплинарного взыскания от сотрудника органов внутренних дел, привлекаемого к ответственности, должно быть затребовано объяснение в письменной форме. В случае отказа сотрудника дать такое объяснение составляется соответствующий акт. Перед наложением дисциплинарного взыскания по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя в соответствии со статьей 52 настоящего Федерального закона может быть проведена служебная проверка. Сотрудник органов внутренних дел, в отношении которого проводится служебная проверка:

обязан давать объяснения в письменной форме по обстоятельствам проведения служебной проверки, если это не связано со свидетельствованием против самого себя. Таким образом, является доказанным совершение П-ой В.В. дисциплинарного проступка, за которое на него наложено дисциплинарное взыскание приказом УМВД России по г. Орску, порядок наложения дисциплинарного взыскания не нарушен.

Выслушав истца, представителя ответчика, допросив свидетелей, исследовав материалы дела, суд приходит к выводу о том, что факт совершения дисциплинарного проступка, послуживший основанием для объявления строгого выговора оперативному дежурному дежурной части ОП № 2 УМВД России по г.Орску П-е В.В., имел место, процедура привлечения к дисциплинарной ответственности ответчиком была соблюдена, дисциплинарное взыскание назначено с учетом тяжести совершенного проступка и обстоятельств, при которых он был совершен.

К указанному выводу суд пришел на основании следующего.

Поскольку истец проходит службу в органах внутренних дел, правоотношения между сторонами, возникшие в результате прохождения службы, регулируются специальными нормативными актами: Федеральным законом от 30.11.2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", Федеральным законом от 07.02.2011 года N 3-ФЗ "О полиции", а также Трудовым кодексом Российской Федерации в той части, в какой они не урегулированы вышеперечисленными специальными нормативными актами.

В соответствии со статьей 11 ТК РФ трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, регулируются трудовые отношения и иные непосредственно связанные с ними отношения.

Все работодатели (физические лица и юридические лица, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности) в трудовых отношениях и иных непосредственно связанных с ними отношениях с работниками обязаны руководствоваться положениями трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

В соответствии со статьями 2, 3 Федерального закона от 30.1 1.201 1 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" предметом регулирования настоящего Федерального закона являются правоотношения, связанные с поступлением на службу в органы внутренних дел, ее прохождением и прекращением, а также с определением правового положения (статуса) сотрудника органов внутренних дел.

Служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы, направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в этих органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности.

Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, установил для этой категории граждан особые требования, в том числе к их личным и деловым качествам, и особые обязанности, обусловленные задачами, принципами организации и функционирования органов внутренних дел. а также специфическим характером деятельности указанных лиц.

Поступая на службу в органы внутренних дел, гражданин добровольно возлагает на себя обязанность соответствовать указанным требованиям и добросовестно исполнять свои обязанности.

В силу статьи 47 Федерального закона от 30.11.2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" служебная дисциплина - соблюдение сотрудником органов внутренних дел установленных законодательством Российской Федерации, Присягой сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, дисциплинарным уставом органов внутренних дел Российской Федерации, контрактом, приказами и распоряжениями руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, приказами и распоряжениями прямых и непосредственных руководителей (начальников) порядка и правил выполнения служебных обязанностей и реализации предоставленных прав.

В целях обеспечения и укрепления служебной дисциплины руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел и уполномоченным руководителем к сотруднику органов внутренних дел могут применяться меры поощрения и на него могут налагаться дисциплинарные взыскания, предусмотренные статьями 48 и 50 настоящего Федерального закона.

Согласно части 1 статьи 49 Закона нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав.

В соответствии с частью 1 статьи 50 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах  внутренних дел  Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" на сотрудника органов внутренних дел в случае нарушения им служебной дисциплины, а также в иных случаях, предусмотренных данным Федеральным законом, могут налагаться следующие дисциплинарные взыскания: - замечание (п. I); -выговор (п. 2): - строгий выговор (п. 3); - предупреждение о неполном служебном соответствии (п. 4): -перевод на нижестоящую должность в органах внутренних дел (п. 5); - увольнение со службы в органах внутренних дел (п. 6). За каждый случай нарушения служебной дисциплины на сотрудника органов внутренних дел может быть наложено только одно дисциплинарное взыскание (ч. 3 ст. 50 Федерального закона).

Согласно части 6 статьи 51 Федерального закона дисциплинарное взыскание должно быть наложено не позднее чем через две недели со дня, когда прямому руководителю (начальнику) или непосредственному руководителю (начальнику) стало известно о совершении сотрудником органов внутренних дел дисциплинарного проступка, а в случае проведения служебной проверки или возбуждения уголовного дела - не позднее чем через один месяц со дня утверждения заключения по результатам служебной проверки или вынесения окончательного решения по уголовному делу.

В указанные сроки не включаются периоды временной нетрудоспособности сотрудника, нахождения его в отпуске или в командировке.

На основании части 8 статьи 51 Федерального закона до наложения дисциплинарного взыскания от сотрудника органов внутренних дел, привлекаемого к ответственности, должно быть затребовано объяснение в письменной форме. В случае отказа сотрудника дать такое объяснение составляется соответствующий акт. Перед наложением дисциплинарного взыскания по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя в соответствии со статьей 52 данного Федерального закона может быть проведена служебная проверка.

Частью 1 статьи 52 Федерального закона предусмотрено, что служебная проверка проводится по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя при необходимости выявления причин, характера и обстоятельств совершенного сотрудником органов внутренних дел дисциплинарного проступка, подтверждения наличия или отсутствия обстоятельств, предусмотренных статьей 29 Федерального закона "О полиции", а также по заявлению сотрудника.

Согласно части 3 статьи 52 Федерального закона, при проведении служебной проверки в отношении сотрудника органов внутренних дел должны быть приняты меры по объективному и всестороннему установлению: - фактов и обстоятельств совершения сотрудником дисциплинарного проступка (п. I); - вины сотрудника (п. 2): - причин и условий, способствовавших совершению сотрудником дисциплинарного проступка (п. 3); - характера и размера вреда, причиненного сотрудником в результате совершения дисциплинарного проступка (п. 4); - наличия или отсутствия обстоятельств, препятствующих прохождению сотрудником службы в органах внутренних дел (п. 5). На основании части 4 статьи 52 Федерального закона служебная проверка должна быть завершена не позднее чем через один месяц со дня принятия решения об ее проведении. В указанный срок не включаются периоды временной нетрудоспособности сотрудника органов внутренних дел. в отношении которого проводится служебная проверка, нахождения его в отпуске или в командировке, а также время отсутствия сотрудника на службе по иным уважительным причинам.

Результаты служебной проверки представляются руководителю федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченному руководителю, принявшим решение о проведении служебной проверки, в письменной форме в виде заключения не позднее чем через три дня со дня завершения проверки. Указанное заключение утверждается руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченным руководителем, принявшими решение о проведении служебной проверки, не позднее чем через пять дней со дня представления заключения (ч. 5 ст. 52 Федерального закона).

В соответствии с частью 6 статьи 52 Федерального закона сотрудник органов внутренних дел, в отношении которого проводится служебная проверка: - обязан давать объяснения в письменной форме по обстоятельствам проведения служебной проверки, если это не связано со свидетельствованием против самого себя (п. 1); - имеет право (п. 2): - представлять заявления, ходатайства и иные документы (пп. "а"); - обжаловать решения и действия (бездействие) сотрудников, проводящих служебную проверку, руководителю федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченному руководителю, принявшим решение о проведении служебной проверки (пп. "б"); - ознакомиться с заключением по результатам служебной проверки, если это не противоречит требованиям неразглашения сведений, составляющих государственную и иную охраняемую законом тайну (пп. "в"); - потребовать провести проверку своих объяснений с помощью психофизиологических исследований (обследований) (п.п. "г").

Судом установлено, что приказом УМВД РФ по г.Орску от 26 июля 2011 г. № 127 л.с. П-а В.В. назначен на должность дежурного дежурной части отдела полиции № 2 УМВД России по г.Орску.

Приказом УМВД РФ по Оренбургской области от 15 октября 2013 г. № 184 л.с. П-а В.В. в связи с организационно-штатными мероприятиями назначен на должность оперативного дежурного дежурной части отдела полиции № 2 УМВД России по г.Орску.

Согласно Наставлениям по организации деятельности дежурных частей территориальных органов МВД России», утвержденных приказом МВД РФ от 12 апреля 2013 г. № 200 дсп, возложенные на дежурную часть задания выполняет дежурная смена, организационная структура которой определяется в соответствии с утверждаемыми МВД России типовыми штатными расписаниями дежурных частей, (п. 13).

Продолжительность несения службы каждой дежурной смены составляет 24 часа. Во время дежурства сотрудникам поочередно предоставляются перерывы для принятия пищи и кратковременного отдыха общей продолжительностью каждому: при 3-сменном дежурстве - 6 часов, при 4 сменном- 4 часа. (п.24).

Согласно п. 25 Наставлений, сотрудникам дежурной смены запрещается покидать помещение дежурной части, за исключением перерывов для приема пищи и кратковременного отдыха, предусмотренных п.24 Наставлений.

Согласно п. 27.1 Наставлений, запрещается оставлять в дежурной части в составе дежурной смены одного сотрудника.

Указанные Наставления предусматривают также примерный перечень помещений и оборудования дежурной части, в который включены: зал оперативного дежурного, комната отдыха суточного наряда, комната для приема пищи, туалеты, душевая комната.

В соответствии с Приказом УМВД России по Оренбургской области от 27 августа 2013 г, № 574 «Об утверждении правил внутреннего служебного распорядка УМВД России по Оренбургской области, подчиненных органов, подразделений, организаций УМВД России по Оренбургской области», для ниже перечисленных сотрудников подразделений УМВД, отделов полиции № 1, 2 УМВД устанавливается следующий распорядок служебного времени:

Помощник начальника отдела -оперативный дежурный дежурной части ОТ №1,2 УМВД: продолжительность рабочего дня оставляет 24 часа - с 9-00 до 9-00 час. Перерыв на обед с 12:30 до 13:00, перерыв на ужин - с 18:30 до 19:00, перерыв на отдых при трехсменной работе 5 часов - с 20:00 до 22:00 и с 01:00 до 04:00, при четырехсменной работе 3 часа- с 01:00 до 4:00;

Дежурный дежурных частей отделов полиции №1.2 УМВД: продолжительность рабочего дня оставляет 24 часа - с 9-00 до 9-00 час. Перерыв на обед с 13:00 до 13:30. перерыв на ужин - с 19:00 до 19:30, перерыв на отдых при трехсменной работе 5 часов - с 14:00 до 16:00 и с 22:00 до 01:00, при четырехсменной работе 3 часа- с 22:00 до 01:00;

Помощник оперативного дежурного дежурной части отделов полиции № 1, 2 УМВД. продолжительность рабочего дня оставляет 24 часа - с 9-00 до 9-00 час. Перерыв на обед с 13:30 до 14:00, перерыв на ужин - с 19:30 до 20:00, перерыв на отдых при трехсменной работе 5 часов - с 16:00 до 18:00 и с 04:00 до 07:00. при четырехсменной работе 3 часа- с 04:00 до 07:00.

Согласно ведомости от 18 марта 2014 г. П-а В.В. был ознакомлен с указанным Приказом УМВД России по Оренбургской области от 27 августа 2013 г. № 574.

Из рапорта заместителя начальника УМВД России по г.Орску У-ва А.К. следует, что 24 января 2015 г. в 7 час. 10 мин. им осуществлялась проверка ИВС. Прибыв на место дверь в ОП № 2 ему открыли лишь после того, как он позвонил на номер дежурной части. Дверь ему открыла помощник оперативного дежурного Ст-а В.В., которая не была вооружена автоматическим оружием, не экипирована средствами бронезащиты. Второй сотрудник ее не подстраховывал. В самой дежурной части никого не было. В коридоре перед дежурной частью ему навстречу выбежал из комнаты отдыха старший оперативный дежурный дежурной части У-о Л.А., который на ходу застегивал галстук и пояснил, что он, согласно устной договоренности с оперативным дежурным дежурной части П-ой В.В., находился на отдыхе. П-а В.В. в помещении дежурной части отсутствовал. В связи с изложенным, заместитель начальника УМВД России по г.Орску У-в А.К.просил провести служебную проверку по данному факту.

На основании рапорта заместителя начальника УМВД России по г.Орску У-ва А.К., а также начальника ОП № 2 УМВД России по г.Орску Б-а М.В. по данному факту проведена служебная проверка.

Согласно акту от 19 февраля 2015 г. оперативный дежурный дежурной части ОП № 2 П-а В.ЕЗ. отказался давать какие-либо пояснения по факту отсутствия его и старшего оперативного дежурного У-о Л.А. в помещении дежурной части 24 января 2015 г. в 7 час. 10 мин. при проверке ИВС заместителем начальника УМВД России по г.Орску У-вым А.К.

Из заключения служебной проверки, утвержденного начальником УМВД России по г.Орску С-вым А.А. 20 февраля 2015 г., следует, что здание отдела полиции № 2 УМВД России по г.Орску конструктивно включает помещение ИВС УМВД России по г.Орску, в результате вход в ИВС осуществляется через центральный вход ОП № 2. 24 января 2015 г. около 7 час. 10 мин. заместитель начальника УМВД России по г.Орску У-в А.К. с целью проверки ИВС прибыл к центральному входу в здание ОП № 2, нажал кнопку видеодомофона несколько раз, дверь ему никто не открыл. Тогда он позвонил на телефон дежурной части, ему ответила помощник оперативного дежурного дежурной части Ст-а В.В.. которую он попросил открыть дверь. Через некоторое время Ст-а В.В. без подстраховки, не экипированная и не вооруженная автоматическим оружием, открыла дверь. В помещении дежурной части никого не было. В коридоре перед дежурной частью навстречу У-ву А.К. выбежал из комнаты отдыха старший оперативный дежурный дежурной части У-о А.А., который на ходу застегивал галстук и пояснил, что он находился, согласно устной договоренности с оперативным дежурным П-ой В.В. и помощником оперативного дежурного С-ой В.В., на отдыхе. П-а В.В. в помещении дежурной части отсутствовал. Из пояснений помощника оперативного дежурного С-ой В.В. установлено, что 7 час. 04 мин. она находилась в дежурной части одна, направила СОГ па место происшествия. В 7 час. 5 мин. на телефон дежурной части поступил звонок с просьбой открыть дверь в здание. Решив, что кто-то вернулся из сотрудников СОГ, она открыла дверь. В это время в помещении дежурной части оставался старший оперативный дежурный У-о А.А. Оперативный дежурный П-а В.В. в 7 час. 10 мин. после сна находился в туалетной комнате. В своем объяснении У-о А.А. указал, что в виду того, что он устал после дежурных суток, в 7 час. 5 мин. он пошел привести себя в порядок - умыться, снял галстук. В этот момент поступил телефонный звонок с просьбой открыть дверь. Он остался в помещении дежурной части, а Ст-а В.В. отправилась открывать входную дверь. Оперативный дежурный П-а В.В. в 7 час. 10 мин. после сна находился в туалетной комнате. Оперативный дежурный П-а В.В. отказался давать объяснения, что подтверждается актом от 19 февраля 2015 г. Согласно записи речевого регистратора телефонных переговоров, в помещении дежурной части находилась одна Ст-а В.В., поскольку, если бы в дежурной части находились П-а В.В. и У-о А.А., трубку бы подняли они. Вина оперативного дежурного П-ы В.В. подтверждается рапортом У-ва А.К., записью речевого регистратора телефонных переговоров и объяснениями лиц, в отношении которых проведена служебная проверка. Обстоятельством, отягчающим ответственность, является отказ П-ы В.В. от дачи объяснений, что послужило препятствием к полному, всестороннему и объективному проведению служебной проверки.

Согласно акту от 13 марта 2015 г. П-а В.В. отказался от подписания заключения о результатах служебной проверки, мотивировав свой отказ тем, что данное заключение вынесено на домыслах и необоснованно, вывод в акте по факту его отказа от дачи объяснений не достоверен.

Приказом УМВД РФ по г.Орску № 232 от 20 марта 2015 г. за нарушение п. 15.1 Правил внутреннего служебного распорядка УМВД России по г.Орску, являющихся приложением № 6 к приказу УМВД России по Оренбургской области № 574 от 27 августа 2013 г., п.27.1 Наставлений по организации деятельности дежурных частей территориальных органов МВД России, утвержденного приказом МВД РФ от 12 апреля 2013 г. № 200дсп, выразившиеся в нарушении Правил внутреннего распорядка в части времени отдыха и оставлении одного сотрудника в дежурной части, майору полиции П-е В.В., оперативному дежурному дежурной части ОП № 2 УМВД России по г.Орску объявлен строгий выговор.

Приказом УМВД РФ по г.Орску № 327 от 8 мая 2014 г. оперативному дежурному дежурной части ОП № 2 УМВД России по г.Орску П-е В.В. за нарушение п.8.3,8.5 Наставлений о порядке исполнения обязанностей реализации прав полиции в дежурной части территориального органа МВД России после доставления граждан, утвержденного приказом МВД России № 389 объявлен выговор. Данное дисциплинарное взыскание до настоящего времени не снято и не погашено.

Кроме того, в судебном заседании по ходатайству представителя ответчика были допрошены свидетели.

Так, допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля помощник оперативного дежурного дежурной части ОП № 2 Ст-а В.В. показала, что 23.01.2015 г. с 09 часов утра и до 09 часов утра 24.01.2015г. она находилась на дежурстве вместе со старшим оперативным дежурным У-о А.А. и оперативным дежурным П-ой В.В. Согласно графику отдыха она должна отдыхать с 04 часов утра и до 07 часов утра, однако фактически в это время она не может отдыхать, поскольку, в это время ей необходимо отправлять отчеты, формировать сводки. В какое время должны отдыхать У-о А.А. и П-а В.В. ей не известно. Утром 24.01.2015г. примерно в 07 часов 20 минут У-о А.А. находился в туалетной комнате, умывался. Когда У-о А.А. ушел приводить себя в порядок, она была одна в зале оперативного дежурного. Где был П-а В.В. она не знает, но он спал с 05 часов утра и до 07 часов утра.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля старший оперативный дежурный дежурной части ОП № 2 У-о А.А. показал, что с 9-00 час. 23.01.2015г. до 9-00 час. 24.01.2015г. он находился на суточном дежурстве. Ввиду того, что было много происшествий, он ночью не спал. Примерно около 7 часов 24 января 2015 г. он пошел умыться, снял галстук. В зале оперативного дежурного находилась Ст-а В.В. В этот момент пришел У-в А.К. У-в А.К. спросил его почему Ст-а В.В. одна открыла дверь, на что он ответил, что в связи со сложной оперативной обстановкой у них не было времени отдохнуть и он с П-ой В.В. распределили между собой время отдыха. П-а В.В. отдыхал с 05 до 07 часов. Он отдыхал до 05 часов. С-ну В.В. одну в дежурной части никто не оставлял. Почему в рапорте У-ва А.К. отражено, что между ним и П-ой В.В. была устная договоренность о том, что он отдыхал, он не может объяснить.

Свидетель К-в И.В. в судебном заседании показал, что 24 января 2015 г. примерно около 07 час. 15 мин. ему на сотовый телефон позволил У-о А.А. и сообщил, что он и П-а В.В. находились в комнате отдыха. Когда к ним с проверкой приехал заместитель начальника УМВД России по г. Орску У-в А.К., то дверь ему открыла одна помощник оперативного дежурного Ст-а В.В. Также У-о А.А. сообщил ему, что когда У-в А.К. пришел, то он выбежал ему навстречу, завязывая галстук, а П-а В.В. находился в туалете. После У-в А.К. сказал, что напишет рапорт, и будет проведена служебная проверка по данному факту. В этот же день, примерно в 09 часов, он приехал и отобрал объяснения у С-ой В.В. и У-о А.А. В ходе проведения служебной проверки было установлено, что П-а В.В. и У-о А.А. не находились в помещении дежурной части, нарушив Правила внутреннего распорядка. Помещение дежурной части - это зал оперативного дежурного, где находятся все телефоны, видеокамеры. Остальные помещения: помещение оружейной комнаты, И ВС, туалетная комната, комната отдыха - это другие помещения дежурной части. Под оставлением дежурной части понимается оставление зала оперативного дежурного. В ходе проведения служебной проверки было установлено, что в 5 часов У-о А.А. проверил ИВС, после чего находился в комнате отдыха. Нарушение П-ой В.В. Правил внутреннего служебного распорядка выразилось в том, что П-а В.В. должен был отдыхать с 22 часов до 1 часа, а он фактически отдыхал непосредственно перед приездом У-ва А.К. Ст-а В.В. в ходе служебной проверки также поясняла, что в момент приезда У-ва А.К. П-а В.В. отдыхал. У-о А.А. пояснял, что тоже в тот момент отдыхал, таким образом, и П-а В.В. и У-о А.А. отдыхали в одно и тоже время. Он просил П-у В.В. написать объяснение по данному факту, однако П-а В.В. отказался давать какие-либо объяснения, мотивируя свой отказ тем, что оснований для проведения служебной проверки нет.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля заместитель начальника УМВД России по г.Орску У-в А.К. в судебном заседании покачал, что 24 января 2015 г. около 07 часов утра он прибыл в ОП №2 по г. Орску с целью проверки изолятора временного содержания. Он постучал в дверь, звонил в звонок, но ему никто не открыл, после чего по сотовому телефону он набрал номер дежурной части ОП №2 по г. Орску. Трубку взяла женщина, он, не представившись, попросил открыть дверь, после чего его впустили в ОП № 2. Когда Ст-а В.В. открыла ему дверь, он удивился, поскольку открывать в темное время суток дверь неизвестно кому - это очень опасно. Он зашел вперед нее, в дежурной части никого не было, в том числе и в зале оперативного управления. Он спросил у сотрудника, где все, на что Ст-а В.В., замявшись, сказала, что спят. В этот момент ему на встречу выбежал У-о А.А., который был заспанный, взъерошенный, застегивал галстук. Он спросил у У-о А.А. где «второй номер», на что тот ничего внятного ответить не смог. Он прошел в зал оперативного управления, П-ы В.В. в зале также не было. Он попытался позвонить начальнику дежурной части К-ву И.В., но не смог, после чего позвонил Б-ву М.В., объяснил ему, что произошло. После этого ему позвонил К-в И.В., которому он также рассказал о произошедшем. Проверив ИВС, он уехал. В дежурной части ОП № 2 он находился не менее 5 минут. П-у В.В. он так и не видел.

Свидетель Б-в М.В. в судебном заседании показал, что по результатам служебной проверки оперативный дежурный П-а В.В. был привлечен к дисциплинарной ответственности. 24 января 2015 г. примерно около 08 часов утра заместитель начальника УМВД России по г. Орску А.К. У-в прибыл в ОП №2 с целью проверки несения службы и проверки изолятора временного содержания. У-в А.К. постучал в дверь ОП №2 по г. Орску, звонил в сигнальный звонок, по дверь ему никто не открывал, после чего ему пришлось звонить на стационарный телефон отдела. Трубку взяла помощник оперативного дежурного Ст-а В.В. У-в А.К., не представившись, попросил С-ну В.В. открыть дверь, после чего Ст-а В.В. открыла дверь. Когда У-в А.К зашел в помещение ОП №2, перед ним стояла помощник оперативного дежурного Ст-а В.В. и старший оперативный дежурный У-о А.А., который имел неопрятный внешний вид, по всем признакам было видно, что он спал. Также было понятно, что Ст-а В.В. после телефонного звонка разбудила У-о А.А., известив его о том, что пришел У-в А.К. Оперативного дежурного П-у В.В. У-в А.К. не видел, он общался только лишь с У-о А.А. и С-ой В.В., сделал им замечание, сделал отметку в книге приема и сдачи дежурств, написав, что «Наряд спал». У-в А.К. сразу же позвонил ему, доложил о произошедшем и в тот же день написал рапорт. Вина оперативного дежурного П-ы В.В. состоит в том, что он должен был ровно в 07 часов 00 минут находиться в зале оперативного дежурного, но его там не было. То, что Ст-а В.В. и У-о А.А. поясняли, что П-а В.В. находился в туалетной комнате, не соответствует действительности. Они физически не могли видеть, находился он там или нет. Им известно об этом только со слов самого П-ы В.В. Под оставлением одного сотрудника в помещении дежурной части понимается оставление одного сотрудника в зале оперативного управления. П-е В.В. было назначено наказание в виде строгого выговора в связи с тем, что ранее он уже привлекался к дисциплинарной ответственности, у него есть неснятое наказание. Кроме того, сотрудник полиции обязан давать объяснения в случае проведения служебной проверки, однако П-а В.В. отказался это делать, посчитав, что его вины нет в совершенном проступке.

Из анализа изложенных доказательств следует, что проведенная в отношении П-ы В.В. служебная проверка и оформление ее результатов в виде письменного заключения соответствуют вышеприведенным требованиям Федерального закона от 30 ноября 201 1 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". Вывод заключения служебной проверки о нарушении П-ой В.В. служебной дисциплины, выразившемся в нарушении п. 15.1 Правил внутреннего служебного распорядка УМВД России по г.Орску, являющихся приложением № 6 к приказу УМВД России по Оренбургской области № 574 от 27 августа 2013 г., п.27.1 Наставлений по организации деятельности дежурных частей территориальных органов МВД России, утвержденного Приказом МВД РФ от 12 апреля 2013 г. № 200 дсп, выразившиеся в нарушении Правил внутреннего распорядка в части времени отдыха и оставлении одного сотрудника в дежурной части, соответствует установленным по делу обстоятельствам.

Доводы П-ы В.В. о том, что он не оставлял одного сотрудника С-ну В.В. в дежурной части, поскольку, сам находился в одном из помещений дежурной части, а именно, в туалетной комнате, являются несостоятельными.

По смыслу п.27.1 Наставлений, под оставлением в дежурной части в составе дежурной смены одного сотрудника, подразумевается оставление одного сотрудника непосредственно в зале оперативного дежурного, где установлен комплекс технических средств связи, сигнализации, отображения информации. Данная меры обусловлена необходимостью полного контроля за оперативной обстановкой, приема и регистрации поступивших заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях, обеспечением приема-передачи информации служебного характера, что не представляется возможным обеспечить одним сотрудником.

Из рапорта заместителя начальника УМВД России по г.Орску У-ва А.К. следует, что 24 января 2015 г. в 7 часов 10 мин. дверь в ОП № 2 ему открыла одна помощник дежурного Ст-а В.В., в зале оперативного дежурного никого не было, У-о А.А. выбежал ему на встречу из комнаты отдыха, пояснив, что отдыхал по предварительной договоренности с П-ой В.В. У-в А.К. находился в дежурной части в течение не менее 5 минут, однако П-а В.В. так и не появился. Данные показания не были опровергнуты истцом. Оснований сомневаться в их достоверности и объективности у суда не имеется.

Таким образом, судом установлено и подтверждается исследованными доказательствами, что П-а В.В. в нарушение п.27.1 Наставлений оставил в дежурной части в составе дежурной смены одного помощника оперативного дежурного С-ну В.В. в то время как старший дежурной смены У-о А.А. по предварительной с ним договоренности находился на отдыхе. Данный вывод также подтверждается записью речевого регистратора телефонных переговоров, согласно которому на телефонный звонок У-ва А.К. ответила помощник оперативного дежурного Ст-а В.В., она же одна, без сопровождения пошла открывать дверь.

Доводы П-ы В.В. о том, что его вина в совершении дисциплинарного проступка не установлена и не доказана, что в ходе проведения служебной проверки не был установлен факт нарушения им Правил внутреннего служебного распорядка, также являются необоснованными.

Из объяснений С-ой В.В., данных ею в ходе служебной проверки, из показаний С-ой В.В. в судебном заседании следует, что П-а В.В. в период с 5 часов до 7 часов отдыхал.

В целом аналогичные пояснения в судебном заседании давал У-о А.А.

Временно исполняющий обязанности начальника Дежурной части УМВД России по г.Орску К-в И.В. в судебном заседании показывал, что со слов У-о А.А. ему известно, что непосредственно перед приходом в ОП № 2 У-ва А.К., У-о А.А. и П-а В.В. находились в комнате отдыха.

Таким образом, из анализа показаний указанных свидетелей, следует, что П-а В.В. нарушил Правила внутреннего служебного распорядка, отдыхал в неустановленное время, т.е. в то время, когда он должен был находиться в зале оперативного дежурного, на своем рабочем месте, выполнять свои должностные обязанности.

Заявление истца о том, что лицами, проводившими служебную проверку не указано, что конкретно было им нарушено, время, отведенное для приема пищи или время для сна, своего подтверждения не нашло, поскольку, в приказе УМВД РФ по г.Орску № 232 от 20 марта 2015 г. четко отражено нарушение П-ой В.В. Правил внутреннего распорядка в части времени отдыха.

Назначенное П-е В.В. наказание в виде строгого выговора соответствует обстоятельствам совершенного им нарушения, тяжести совершенного им дисциплинарного проступка. Кроме того, суд также принимает во внимание, что П-а В.В. имеет неснятое дисциплинарное взыскание в виде выговора, наложенное на него приказом № 327 от 8 мая 2014 г.

Кроме того, в соответствии с ч.б ст.52 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" сотрудник органов внутренних дел, в отношении которого проводится служебная проверка, обязан давать объяснения в письменной форме по обстоятельствам проведения служебной проверки, если это не связано со свидетельствованием против себя самого. В тоже время, П-а В.В. отказался давать какие-либо объяснения, воспрепятствовав тем самым, объективному, полному и всестороннему проведению служебной проверки. В связи с чем, данное обстоятельство обоснованно было учтено при наложении дисциплинарного взыскания.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что оснований для удовлетворения исковых требований П-ы В.В. не имеется.

 

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

 

РЕШИЛ:

 

исковые требования П-ы Василия Владимировича к Управлению Министерства внутренних дел России по г.Орску об отмене приказа о наложении дисциплинарного взыскания, оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Оренбургский областной суд. через Ленинский районный суд г. Орска Оренбургской области, в течение одного месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

 

Судья /подпись/                                                                          Сбитнева Ю.Д.

 

Мотивированное решение изготовлено 11 июня 2015 г.

 

Судья /подпись/                                                                    Сбитнева Ю.Д.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

копия

2-226/2015

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

 

03 февраля 2015 года

Ленинский районный суд города Оренбурга в составе:

председательствующего судьи Чадова А.А., при секретаре Соцук Д.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Н-ва С.В. к Управлению Министерства внутренних дел России по Оренбургской области об отмене приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности компенсации морального вреда,

 

УСТАНОВИЛ:

 

Н-в С.В. обратился с вышеуказанным исковым заявлением к ответчику, указав, что работает с 21.01.2013 г. в УМВД России по Оренбургской области инспектором по розыску.

Ответчиком была проведена служебная проверка административных материалов по дорожно-транспортным происшествиям, в которых пострадали участники ДТП и водители которых скрылись с места происшествия, находящихся в производстве сотрудников дорожно-патрульной службы ОР ДПС ГИБДД УМВД России по г.Оренбургу.

Данной проверкой было установлено, что ему в производство Ш-м А.А. были переданы материалы по ДТП в тот момент, когда он был отстранен от выполнения своих служебных обязанностей в связи с вынесением постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству от 28.11.2013 г.

Приказом УМВД РФ по Оренбургской области от 05.09.2014 г. № 698 «О наложении дисциплинарного взыскания», ему объявлен строгий выговор, капитан полиции Ш-ну А.А. предупрежден о неполном служебном соответствии, майору У-ву СМ. и майору полиции Р-ву B.C. объявлен выговор.

В момент передачи ему дел об административных правонарушениях он не знал и не был в надлежащей форме уведомлен о том, что отстранен от своих служебных обязанностей и в связи с чем не имеет права доступа к переданным документам. Никто из лиц, также привлеченных к дисциплинарной ответственности, не был уведомлен руководством об его отстранении.

С приказом об отстранении от должности его ознакомили только 09.07.2014 г., то есть после проведения сотрудниками КПО ООА КПР и ПБДД УГИБДД УМВД России по Оренбургской области спецмероприятия, направленного на укрепление служебной дисциплины и законности среди сотрудников ГИБДД, которое состоялось 08.07.2014 г. Также об его отстранении Ш-ну А.А., Р-ву B.C., Умышеву СМ. было объявлено 09.07.2014 г., то есть после проведения проверки. Капитан полиции Ш-н А.А. передавал ему материал об административных правонарушениях, составленный 27.06.2014 г., в дальнейшем майор полиции Р-в B.C. подписывал документы об административных правонарушениях и передавал их в суд вплоть до 08.07.2014 г.

Таким образом, на момент передачи ему документов по делам об административных правонарушениях от сотрудников и дальнейшей их передачи в суд, ни он сам, ни сотрудники не знали об его отстранении от должности.

Просил суд отменить приказ начальника УМВД РФ по Оренбургской области от 05.09.2014 г..№ 698 «О наложении дисциплинарного взыскания».

В ходе судебного разбирательства истец исковые требования уточнил, дополнив их требованием о взыскании с ответчика компенсации морального вреда в размере 20 000 рублей, в остальной части требования оставил неизменными. Просил суд также взыскать его пользу судебные издержки в размере 20 000 рублей.

В судебном заседании истец Н-в СВ.. его представитель Сафарова А.Т допущенная судом к участию в деле по ходатайству истца, исковые требования  поддержали в полном объеме, просили удовлетворить.

Представитель ответчика - Липкович Л.И., действующий по доверенности исковые требования Н-ва СВ. не признал, возражал в их удовлетворении п основаниям, изложенным в письменном отзыве, в иске просил отказать.

Заслушав пояснения сторон и их представителей, показания свидетелей, изучи материалы дела, суд приходит к следующему выводу:

Судом установлено, что в период с 23.08.1996 г. по 28.10.2014 г. Н-в C.В  проходил службу в органах внутренних дел в различных должностях, в том числе, период с 21.01.2013 г. - в должности инспектора группы по розыску отдельной рот дорожно-патрульной службы ГИБДД Управления министерства внутренних дел РФ п городу Оренбургу, имея специальное звание старшего лейтенанта полиции.

Приказом УМВД России по Оренбургской области № 698 от 05.09.2014 Н-в СВ. привлечен к дисциплинарной ответственности в виде строго выговора 2 нарушение требований п.8.2 должностного регламента, утвержденного 21.01.2013 г выразившегося в составлении протоколов по делам об административных правонарушениях, вынесении постановлений по делам об административных правонарушениях, вынесении постановлений о прекращении производства по делам о административных правонарушениях, при неоднократном доведении до него информации об его отстранении от служебных обязанностей и вопреки соответствующему решению.

Как следует из заключения служебной проверки от 07.08.2014 г., проведенной л фактам нарушения требований нормативно-правовых актов, регламентирующих деятельность подразделений Госавтоинспекции и своих должностных инструкции сотрудниками отдельной роты ДПС ГИБДД МВД России по г.Оренбургу, капитан полиции Ш-н А.А., старший инспектор группы по розыску ОР ДПС ГИБДД УМВД, России по г.Оренбургу передал в производство старшему лейтенанту полиции Н-ву СВ. материалы по ДТП. Тем не менее, в настоящее время старший лейтенант полиции Н-в СВ., инспектор группы по розыску ОР ДПС ГИБДД УМВД России по г.Оренбургу, согласно приказа врио начальника УМВД России г г.Оренбургу от 03.12.2013 г. № 404 л.с. отстранен от выполнения служебных обязанностей в связи с постановлением о возбуждении уголовного дела и принятии его производству от 28.11.2013 г. По результатам проведенной проверки врио начальника УГИБДД УМВД России по Оренбургской области предлагает за нарушение требовании п.8.2 должностного регламента, утвержденного 21.01.2013 г., выразившихся составлении протоколов по делам об административных правонарушениях, вынесении постановлений по делам об административных правонарушениях, вынесении постановлении о прекращении производства по делам об административных правонарушениях при неоднократном доведении до него информации об его отстранении от служебных обязанностей и вопреки соответствующего решения старшему лейтенант полиции Н-ву СВ., инспектору группы по розыску отдельной роты ДПС ГИБДД УМВД России по г.Оренбургу объявить строгий выговор.

Оспаривая названный выше приказ, истец сослался на то обстоятельство, чт приказ об его отстранении от 03.12.2013 г. № 404 л.с. в установленном порядке бы доведен до него лишь в ходе служебной проверки - 08.07.2014 г., т.е. пост установленных проверкой нарушений. При этом установленным порядком ознакомлена с приказом истец полагает лишь ознакомление под личную его роспись.

В этой связи суд приходит к следующему выводу:

Суд исходит из того, что служба в органах внутренних дел является особым видом федеральной государственной правоохранительной службы, правовое регулирование деятельности которой осуществляется на основании специального законодательства.

В соответствии с пунктом Ь части 2 статьи 73 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее Федеральный закон) сотрудник органов внутренних дел может быть временно отстранен от выполнения служебных обязанностей в случае уголовного преследования сотрудника без применения мер, указанных в пунктах 1 и 2 части 1 настоящей статьи, - до прекращения уголовного преследования по основаниям, дающим право на реабилитацию в соответствии с законодательством Российской Федерации;

Частями 3 и 4 настоящей статьи установлено, что решение о временном отстранении сотрудника органов внутренних дел от выполнения служебных обязанностей принимается руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченным руководителем, порядок временного отстранения сотрудника органов внутренних дел от выполнения служебных обязанностей определяется федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Во исполнение указанных требований федерального законодательства принят Порядок временного отстранения сотрудника органа внутренних дел Российской Федерации от выполнения служебных обязанностей, утвержденный Приказом МВД РФ от 25 июня 2012 года № 630 (далее Порядок).

Согласно пунктов 3.1 и 4 Порядка основанием для временного отстранения сотрудника в случаях, предусмотренных частью 2 статьи 73 Федерального закона, является рапорт прямого или непосредственного руководителя (начальника), содержащий ходатайство о временном отстранении сотрудника, решение о временном отстранении сотрудника в этих случаях, оформляется приказом.

Пунктами 7, 8 Порядка определено, что приказ о временном отстранении сотрудника издается в течение суток и должен содержать основание для временного отстранения сотрудника и указание на норму Федерального закона, в соответствии с которой сотрудник временно отстраняется от выполнения служебных обязанностей и дату, с которой сотрудник временно отстраняется от выполнения служебных обязанностей.

В соответствии с пунктом 11 Порядка рапорт о временном отстранении сотрудника должен содержать сведения о фактах, подтверждающих основание для временного отстранения сотрудника; указание на норму Федерального закона, в соответствии с которой предполагается временно отстранить сотрудника от выполнения служебных обязанностей; дату, с которой предлагается отстранить сотрудника от выполнения служебных обязанностей.

По смыслу вышеприведенных правовых положений Порядка временное отстранение сотрудника органов внутренних дел применяется в случаях, когда его нахождение в определенной должности будет противоречить закону и интересам службы, а руководитель федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел до принятия решения о временном отстранении должен быть осведомлен о фактах и основаниях, которые исключают правомерность продолжения таким сотрудником службы в данной должности.

В материалах дела имеется приказ врио начальника УМВД России по г.Оренбургу полковника полиции Н-ва А.Г. от 03.12.2013 г. № 404 л.с. об отстранении от выполнения служебных обязанностей до прекращения уголовного преследования по основаниям, дающим право на реабилитацию с 28 ноября 2013 г. инспектора группы по розыску отдельной роты дорожно-патрульной службы ГИБДД УМВД России по г.Оренбургу старшего лейтенанта полиции Н-ва СВ. Основанием издания приказа указано постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству от 28.11.2013 г.

Согласно должностного регламента инспектора группы по розыску ОР ДПС ГИБДД УМВД России по г.Оренбургу, на истца возлагались обязанности выполнять в соответствие с поставленными при заступлении на службу задачами и поступающими в ходе несения службы указаниями действия и требования, предусмотренные нормативными правовыми актами МВД России (п.8.2), проводить сверки с лечебно-профилактическими, медицинскими и иными учреждениями и организациями подобного характера по лицам, пострадавшим в ДТП (п.8.4), осуществлять производство по делам об административных правонарушениях по фактам ДТП, водители которых скрылись с места совершения правонарушения (п.8.10 Регламента).

Поскольку выполнение Н-вым СВ. обязанностей по должности инспектора группы по розыску ОР ДПС ГИБДД УМВД России по г.Оренбургу на расследования уголовного дела не соответствовало интересам службы, в вышеуказанном приказе приведены правовые основания для его отстранения, а решение о его временном отстранении от должности принято уполномоченным руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере органов внутренних дел в установленный срок.

Оснований для признания незаконным приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности от 05 сентября 2014 года № 698 суд не усматривает в виду следующего.

В силу части 1 статьи 50 Федерального закона на сотрудника органов внутренних дел в случае нарушения им служебной дисциплины, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, могут налагаться следующие дисциплинарные взыскания: 1) замечание, 2) выговор, 3) строгий выговор, 4) предупреждение о неполном служебном соответствии, 5) перевод на нижестоящую должность в органах внутренних дел, 6) увольнение со службы в органах внутренних дел.

В соответствии с частью 6 статьи 51 Федерального закона дисциплинарное взыскание должно быть наложено не позднее чем через две недели со дня, когда прямому руководителю (начальнику) или непосредственному руководителю (начальнику) стало известно о совершении сотрудником органов внутренних дел дисциплинарного проступка, а в случае проведения служебной проверки или возбуждения уголовного дела -не позднее чем через один месяц со дня утверждения заключения по результатам служебной проверки или вынесения окончательного решения по уголовному делу.

До наложения дисциплинарного взыскания от сотрудника органов внутренних дел, привлекаемого к ответственности, должно быть затребовано объяснение в письменной форме, а в случае его отказа дать объяснение составляется соответствующий акт. Перед наложением дисциплинарного взыскания по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя в соответствии со статьей 52 Федерального закона может быть проведена служебная проверка (часть 8 статьи 51 Федерального закона).

По смыслу указанной правовой нормы объяснение от сотрудника органа внутренних дел, привлекаемого к дисциплинарной ответственности, перед наложением дисциплинарного взыскания, с учетом специального правового регулирования службы в органах внутренних дел, может быть получено при проведении служебной проверки.

В материалах дела имеются объяснения Н-ва СВ. от 22.07.2014 г. по обстоятельствам вменяемых ему в вину нарушений, которые получены до привлечения к дисциплинарной ответственности при проведении служебной проверки. Нормы Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ такого требования, как получение от сотрудника, привлекаемого к дисциплинарной ответственности, отдельного однородного объяснения по окончании служебной проверки, не содержат, то есть действия УМВД России по Оренбургской области в данной части являются правомерными.

Заключение служебной проверки утверждено начальником УМВД России по Оренбургской области 07.08.2014 г., то есть указанный приказ издан в срок, установленный частью 6 статьи 51 Федерального закона, выводы служебной проверки содержат сведения о фактах существенного нарушения истцом требований должностного регламента.

Так, проведенной проверкой было установлено, что Н-в СВ. в период действия срока отстранения от службы исполнял обязанности инспектора группы по розыску ОР ДПС ГИБДД УМВД России по г.Оренбургу по поручению старшего инспектора группы по розыску ОР ДПС ГИБДД УМВД России по г.Оренбургу капитана полиции Ш-на А.А., в его производстве находились дела об административных правонарушениях, по которым истец составлял протоколы, выносил постановления по делу об административном правонарушении и о прекращении дел об административных правонарушениях, в то время, как в соответствие с п. 13 Порядка временного отстранения сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации (утвержденного приказом МВД России № 630 от 25.06.2012 г.), на период временного отстранения сотрудника должны быть приняты меры, исключающие несанкционированный доступ сотрудника к табельному оружию и специальным средствам, к служебным документам и материалам.

Как следует из полученных в ходе служебной проверки объяснений заместителя командира отдельной роты ДПС ГИБДД УМВД России по г.Оренбурга У-ва СМ., заместителя командира ОС ДПС ГИБДД УМВД России по г.Оренбургу Р-ва B.C., заместителя командира 1-го взвода ОР ДПС ГИБДД УМВД России по г.Оренбургу Н-ко Н.Н., командира взвода ОР ДПС ГИБДД УМВД России по г.Оренбургу Х-ва В.И., а также их показаний, данных в судебном заседании, У-вым СМ. неоднократно доводилось до сведения истца, а также его непосредственного начальника Ш-на А.А. на разводах и планерках о том, что Н-в СВ. временно отстранен от службы по приказу № 404 л.с. от 03.12.2013 г. и направлен в распоряжение капитана полиции Х-ва В.И. для сверки лиц, получивших телесные повреждения в результате ДТП со списками лечебных учреждений, от исполнения иных обязанностей, предусмотренных должностным регламентом истца, тот был отстранен.

У суда нет оснований не доверять показаниям названных свидетелей, поскольку они предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а доказательств их заинтересованности в исходе дела суду не представлено. Вместе с тем, к показаниям свидетеля Ш-на А.А. в той части, в которой он отрицает факт доведения до его сведения приказа о временном отстранении истца от выполнения служебных обязанностей, суд относится критически, поскольку они опровергаются показаниями остальных свидетелей. Кроме того, именно действия свидетеля Ш-на А.А. явились основанием проведения служебной проверки и обусловили наряду с другими сотрудниками, нарушение требований должностного регламента истцом.

Поскольку вина Н-ва СВ. в совершении дисциплинарного проступка подтвердилась, начальник УМВД России по Оренбургской области применил к нему дисциплинарное взыскание на законных основаниях, с учетом тяжести совершенного проступка.

Доводы истца о том, что он неправомерно не был ознакомлен с приказом о временном его отстранении от исполнения служебных обязанностей под роспись являются необоснованными и не могут быть приняты судом во внимание, поскольку ни Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, ни Порядком временного отстранения сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденным приказом МВД России № 630 от 25.06.2012 г., ни собственно Законом «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации» № 342-ФЗ не предусмотрено ознакомление сотрудника внутренних дел с данным приказом под роспись.

Суд обращает внимание на то обстоятельство, . что форма ознакомления с подобного рода приказами  специально не оговорена,  в отличие от приказом  о привлечении к дисциплинарной ответственности сотрудников органов внутренних дел, увольнении их со службы, привлечении к службе в особых условиях и т.д., обязанность знакомить с которыми сотрудника под роспись прямо установлена законодательством, в связи с чем не имеется оснований полагать о безусловной необходимости ознакомления работника с данным приказом под роспись.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд приходит к выводу об отказе истцу в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194- 199 ГПК РФ суд

 

РЕШИЛ:

 

В удовлетворении исковых требований Н-ва С.В. к Управлению Министерства внутренних дел России по Оренбургской области об отмене приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности компенсации морального вреда - отказать.

Решение может быть обжаловано в Оренбургский областной суд через Ленинский районный суд г. Оренбурга в течение одного месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

 

Судья:                                  /подпись/

 

Решение в окончательной форме принято 27 февраля 2015 года.
Судья:                                 /подпись/

 

 

 

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

 

30 апреля 2015 года

Ленинский районный суд города Оренбурга
в составе председательствующего судьи Месяца O.K.,
при секретаре Менжинской О.В.,             

с участием представителя третьего лица УМВД России Оренбургской области
Гринева Д.В.,                       

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б-ва Р.Ф. к Министерству финансов Оренбургской области о взыскании компенсации морального вреда и оплаты услуг представителя,

 

УСТАНОВИЛ:

 

Б-в Р.Ф. обратился в суд с исковым заявлением к Управлению Федерального Казначейства по Оренбургской области о взыскании суммы компенсации морального вреда, и оплаты услуг представителя указав, что 15 февраля 2014г. на автодороге Мухраново Чесноковка Илекского района он был незаконно привлечён к административной ответственности по ч.4 ст. 12.8 КоАП РФ инспекторами ДПС ГИБДД ОМВД РФ по Илекскому р-ну, Оренбургской области лейтенантом Мисяковым Н.Д. и лейтенантом Смеловым Ю.Л.

Мировым судьёй судебного участка всего Сакмарского района Оренбургской области Колдаевым Р.Ю. производство по делу об административном правонарушении предусмотренного ч.4 ст. 12.8 КоАП РФ в отношении него было прекращено за отсутствием события административного правонарушения.

Из-за незаконных действий инспекторов ДПС он понёс физические и нравственные страдания, так как в случае лишения его права управления транспортными средствами он бы лишился работы, которая связана у него с управлением автомобилем, а у него на иждивении находятся двое малолетних детей.

Считает, что в случае вынесения судом решения о его виновности он бы не только лишился работы, но и вынужден был бы оплатить административный штраф в размере 50 ООО рублей, что является непомерным для его семейного бюджета. Всё время, начиная с момента привлечения его к административной ответственности, он «не находил себе места», плохо спал, постоянно переживал за своё будущее, у него обострились хронические заболевания, в семье также начались ссоры по этому поводу. После решения мирового суда о прекращении производства по делу об административном производстве ДПС ГИБДД ОМВД РФ по Илекскому р-ну, Оренбургской области не внесла его в базу и когда он был остановлен сотрудниками ДПС для проверки документов его задержали и хотели применить в отношении него арест, но благодаря вмешательству его защитника в этой ситуации удалось разобраться. В связи со всеми этими событиями его здоровье сильно ухудшилось и ему потребовалось длительное время для его восстановления. Он оценивает причинённый ему моральный вред в 100 000 рублей.

Так как он не обладает юридическими знаниями он вынужден был обратиться за юридической помощью для защиты своих нарушенных прав. Им был заключен договор с юридической фирмой на, подачу жалобы в порядке надзора стоимостью 5 000 рублей и договор на представление его интересов в мировом суде после отмены Оренбургским областным судом постановления мирового судьи стоимостью 40 000 рублей, в стоимость которого входила видеосъёмка судебного заседания профессиональным оператором, которая была необходима так как ему было известно, что лица привлечённые в качестве понятых, являлись знакомыми инспекторов ДПС и в судебном заседании могли давать показания не соответствующие действительности. Он не был уверен в том, что мировым судьей закончится рассмотрение его дела и для дальнейшего обжалования в надзорной инстанции данная запись ему бы помогла в качестве доказательств его невиновности. Также был заключен договор на представление его интересов в Ленинском районном суде по данному исковому заявлению на сумму 15 ООО рублей. Общая сумма за оплату юридических услуг составила 60 ООО рублей.

Просил взыскать с Управления Федерального Казначейства по Оренбургской области компенсацию морального вреда в размере 100 ООО рублей, оплату услуг представителя в размере 60 ООО рублей.

В ходе подготовки дела к рассмотрению определением суда к участию в дело третьим лицом привлечено УМВД России по Оренбургской области. Кроме того, истцу в порядке ст. 149-150 ГПК РФ судом предложено уточнить требования, а именно фактические и правовые основания требований в части расходов на оплату услуг представителя, отделить их от иных указанных истцом расходов. Предложено так же указать на обстоятельство неправомерности действий сотрудников полиции и нарушение прав со стороны заявленного им ответчика - Управления федерального казначейства по Оренбургской области.

Истцом были поданы уточненные требования, которые тем не менее не содержало указания на фактические и правовые основания требований, а в качестве ответчика заявлено Министерство финансов Оренбургской области.

Учитывая положения ст. 196 ГПК РФ, судом рассмотрены уточненные требования Б-ва Р.Ф. в той форме, и к тому ответчику, к которому они были заявлены.

В судебное заседание истец Б-в Р.Ф, представитель ответчика Министерства финансов Оренбургской области, третьи лица - инспектора ДПС ГИБДД ОМВД РФ по Илекскому р-ну, Оренбургской области Мисяков Н.Д. и Смелов Ю.Л. не явились, был извещены судом надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела.

В судебном заседании представитель третьего лица УМВД России по Оренбургской области действующий по доверенности Гринев Д.В. просил отказать в удовлетворении заявленных требований по основаниям, изложенным в письменных возражениях. Указывал при этом на отсутствие признака противоправности в действиях сотрудников ГИБДД.

Суд, руководствуясь ст. 167 ГПК РФ, определил рассмотреть настоящее гражданское дело в отсутствие не явившихся лиц, извещенных о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом.

Заслушав пояснения представителя третьего лица, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 2 Конституции Российской Федерации, человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

Согласно ст. ст. 52, 53 Конституции Российской Федерации права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно положений п.1 ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГК РФ), «Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.»

В соответствии с п. 1 ст. 1070 ГК РФ, «Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Согласно ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с настоящим кодексом причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования от имени казны выступают соответствующие финансовые органы.

Правительство Российской Федерации состоит из должностных лиц: Председателя Правительства, Заместителей председателя правительства и федеральных министров (ст. 110 Конституции Российской Федерации). Федеральные министры возглавляют министерства.

Согласно Положения о Министерстве финансов РФ, утвержденному постановлением Правительства РФ от 06.03.1998 года от имени казны Российской Федерации выступает Министерство финансов РФ.

Приказом Министерства Финансов Российской Федерации от 12.02.1998 года № 26 «О порядке организации и ведения Министерством финансов Российской Федерации работы по выступлению от имени казны Российской Федерации, а также по представлению интересов Правительства Российской Федерации в судах», на управление федерального казначейства Главного управления федерального казначейства Министерства Финансов Российской Федерации возложена, начиная с 16 марта 1998 года обязанность по организации и ведению в судах работы по выступлению от имени казны Российской Федерации.

Применение вышеуказанной нормы ГК РФ разъяснено ранее в постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 года №6/8.

В соответствии с положением ч.1 ст. 47 Федерального закона «О полиции» от 07.02.2011 г .№ 3-ФЗ, финансовое обеспечение деятельности полиции является расходным обязательством Российской Федерации и обеспечивается за счет средств федерального бюджета.

Сотрудники полиции (в том числе и сотрудники ГИБДД) являются должностными лицами федеральных органов государственной власти и их финансовое обеспечение с 01.01.2012 г., согласно действующему законодательству, является расходным обязательством РФ и в связи с этим, вред, причиненный в результате незаконных действий (бездействия) сотрудников полиции подлежит возмещению за счет средств федерального бюджета.

Министерство финансов Оренбургской области в соответствии с утвержденным Указом Губернатора Оренбургской области №506-ук от 11.08.2014 г. Положением, является органом исполнительной власти Оренбургской области и исполняет областной бюджет. Полномочиями на исполнение федерального бюджета Министерство финансов Оренбургской области не наделено.

На основании изложенного, суд приходит к выводу о том, что Министерство финансов Оренбургской области является не надлежащим ответчиком по настоящему делу.

В соответствии со ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса.

Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Согласно ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

Для возложения на ответчика ответственности по компенсации истцу вреда, необходимо наличие совокупности следующих условий: факта наступления вреда, наличия причинно - следственной связи между противоправными действиями (бездействием) причинителя вреда и наступившими последствиями, наличия вины причинителя вреда.

Судом установлено, что постановлением мирового судьи судебного участка всего Сакмарского района Оренбургской области от 09 апреля 2014 года Б-в Р.Ф. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.4 ст. 12.8 КоАП РФ и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 50 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок три года.

Из постановления от 09.04.2014 года следует, что 15.02.2014 года в 02 часа 10 мин в районе 2 км. автодороги Мухраново-Чесноковка Б-в Р.Ф. в нарушение п.2.7 Правил дорожного движения РФ, управлял автомобилем CHEVROLET AVEO г/н У 409 ЕУ 56 в состоянии опьянения до истечения одного года с момента окончания исполнения постановления о лишении его права управления транспортными средствами.

Постановлением заместителя председателя Оренбургского областного суда от 24.06.2014 года постановление мирового судьи судебного участка всего Сакмарского района Оренбургской области отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

Постановлением мирового судьи судебного участка всего Сакмарского района Оренбургской области от 08.08.2014 года производство по ч.4 ст.12.8 КоАП РФ прекращено за отсутствием события административного правонарушения.

В соответствии с положениями ст. 5 6 ГПК РФ, каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

В исковом заявлении истец не указывает, какие именно действия сотрудника признаны, по его мнению, незаконными, основания их признания таковыми и не приводит доказательств, подтверждающих данный факт. В своем заявлении Б-в

?.Ф. опирается только на факт прекращения производства по делу об административном правонарушении, ошибочно полагая, что данное обстоятельство является признанием незаконности действий должностного лица.

Каких либо доказательств указывающих на превышение должностными лицами ГИБДД представленных им законом полномочий, истцом так же не представлено.

Таким образом, учитывая, что при рассмотрении настоящего гражданского дела не установлено наличия признака незаконности в действиях должностного лица, в то время как таковой является обязательным для решения вопроса о возмещении ущерба и компенсация морального вреда, суд приходит к выводу о том, что исковые требования Б-ва Р.Ф. удовлетворению не подлежат.

Согласно ч. 3 ст. 1.5 КоАП РФ, лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность. Расходы, понесенные Б-вым Р.Ф., которые он просит взыскать с ответчика, были произведены истцом добровольно, по его собственному усмотрению. Самостоятелен он был и в установлении договорных отношений с защитником, в том числе и в определении размера вознаграждения защитника.

В соответствии с положениями п.1 ст.98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Учитывая, что судом принято решение об отказе в удовлетворении исковых требований, какие либо законные основания для возмещения понесенных им по рассматриваемому гражданскому делу судебных расходов так же отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

 

РЕШИЛ:

 

В удовлетворении исковых требований Б-ва Р.Ф. к Министерству финансов Оренбургской области о взыскании компенсации морального вреда и оплаты услуг представителя - отказать.

Решение может быть обжаловано в Оренбургский областной суд через Ленинский районный суд г. Оренбурга в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Судья: подпись         Месяц O.K.

 

 

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России